Как в Ливенском районе появилось своё «море»

В северо-западной части Ливенского района находится место, которое носит два названия. Одно официальное –Ключевское водохранилище, а другое народное - Блынское озеро, море Блынского или просто – Блынское. Кто же такой был Блынский и как появилось в наших краях рукотворное «море».

17.10.2019 13:59:00
1321 просм.

Начнём с личности Александра Степановича Блынского. Он родился в Дросковском районе в сентябре 1923 г. После окончания школы учился в Орловском железнодорожном техникуме. Окончил Краснохолмское военно-пехотное училище и в 1942 году был направлен в действующую армию.

В 1947 году после демобилизации Блынский был назначен освобожденным секретарем партийной организации Топковской МТС.

В октябре 1947 года был избран 1-м секретарем Дросковского райкома комсомола, а позднее работал в райкоме партии. Окончил высшую партийную школу, Орловский пединститут по факультету истории. Работал секретарем райкома партии в Корсаковском районе и других. В 1969 году был избран 1-м секретарем горкома партии в Ливнах. В начале июля 1973 года был назначен зам. председателя Облисполкома Орловской области. В октябре 1985 г. вышел на пенсию.

1206b.jpg

А.С. Блынский

Александра Степановича все, кто с ним работал, называли человеком дела. Он любил всё новое, сам во всё вникал. Идея с созданием озера пришла ему в голову, когда Блынского, как нового руководителя, знакомили с Ливенским районом. Александра Степановича привезли в лагерь «Алые паруса». Он увидел мелкую речушку Ливенку Полевую, на берегу которой был сооружён «лягушатник»- бассейн и там плескались дети, отдыхавшие в лагере.

-Надо сделать нормальное водохранилище, - скомандовал Блынский.

Строительство Блынского.jpg

Вот так строилось Блынское

Денег на это не было не только в бюджете города, но и в казне области. Выход Блынский нашёл очень простой: «Будем строить методом народной стройки». Руководители Ливенских предприятий и организаций со вздохом отдавали распоряжения в бухгалтерию об оплате счетов «народной стройки». Возразить никто не посмел. В 1970 году начали строить плотину на реке Ливенка Полевая. К сожалению, не нашлось документов, кто проектировал это гидротехническое сооружение, но сделан проект качественно. С заводов и колхозов опять потребовали помощь, теперь уже физическую – в виде техники и людей.

По воспоминаниям краеведа Геннадия Рыжкина, который тогда работал инженером на заводе «Ливгидромаш» и много лично общался с Блынским, Александр Степанович лично каждый день в 10 часов утра проводил планёрки в Ямском лагере, где находился штаб строительства плотины.

«Матерясь негромко, ливенские руководители съезжались на эти совещания», -вспоминает Рыжкин, - у каждого было своих дел по горло, а тут опять станут требовать людей, тракторов, машин».

Многие считали эту народную стройку пустой затеей. Но получилось всё, как задумал Блынский. За несколько месяцев плотина была построена и в Ливенском районе появилось своё озеро, которое в народе тут же окрестили «морем Блынского». Затем было запружено ещё одно водохранилище справа от плотины – так появилось новое Блынское.

Сейчас это излюбленное место рыбаков и не только ливенских – в водохранилище водятся карпы по 7 и более килограммов.

А Александра Степановича после строительства его «моря» забрали на повышение в область. Там он, честный и принципиальный человек, увидел всю изнанку власти. К 70-м годам прошлого века уже сформировалась партийная элита, которая жила далеко не так, как жил весь народ. В своей книге «Далёкое - близкое» Блынский написал:

«Сижу у себя в кабинете, расстроен, работать не хочется. Размышляю о том, как был наивен в районах, когда уходил на работу вместе с солнцем и возвращался в ночи. Милая-милая моя жена Танечка! Сколько нервов тебе, беспокойной, любящей попортил я этим … Прости, прости хоть теперь. Тогда же я верил, верил в прекрасные идеалы добра, справедливости, совести и чести. Мама моя всему тому виной, она научила меня этому с младенчества. И только орловский дворец приоткрыл передо мной какую-то незримую завесу лжи и позора. Теперь же рядом с собой я часто вижу игру в работу и дело при полном безделье. Лишний я все-таки, наверное, в этом стаде».

Но это уже другая история.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала сотрудника ливенского краеведческого музея Юрия Бондарева.