Автоматная очередь от Афгана до Ливен

-Как Вы смели пригласить на похороны попа?
Этот вопрос оглушил мать, на днях похоронившую сына-солдата. «Груз 200» принёс из Афганистана «чёрный тюльпан» в Ливенский район, село Успенское. Евгения Тихоновна, мать погибшего сержанта Мильшина, была директором Успенской школы и коммунистом, разумеется. Куда же без этого в том далёком 1983 году.

15.02.2019 18:00:00
587 просм.

В Ливенский горком КПСС её вызвали стразу после того, как она проводила свою кровиночку в последний путь. Думала, что там ей скажут слова сочувствия. А тут такое. Евгения Тихоновна молча вышла из кабинета. Что она могла сказать в своё оправдание? Что отдала Родине своего ребёнка, что имеет право хоронить его по христианскому обычаю. Этот чёрный человек всё равно бы её не понял.

Всю свою долгую жизнь Евгения Тихоновна вспоминала тот начальственный окрик. Как она могла пригласить священника. А как могла отпустить своего тихого, доброго мальчика на войну. Как не стала у него на пути, раскинув руки: «Не пущу!». Пустила.

Володя учился в Харьковском техникуме связи. Оттуда его призвали в армию.

-Когда сын мне позвонил и сообщил, что пришла повестка из военкомата, первым моим порывом было приехать и сделать всё, чтобы не пустить его служить, - рассказывала Евгения Тихоновна, - но Володя сразу пресёк мои просьбы: «Мама, я пойду в армию. Как я буду смотреть в глаза ребятам, если ты меня «отмажешь» от армии!»

В 1982 году молодого бойца направили в Ашхабад. Через год его часть перебросили в Афганистан.

image.jpg

Мильшин служил в разведке и был личным радистом Героя Советского Союза Руслана Аушева.
— Участвовал во всех разведках, — с гордостью говорит мать. – Никогда не отказывался от боевых заданий. А в ту разведку, в которой он погиб, он и идти не должен был. Просто кто-то из ребят заболел и не смог выполнить задание. Владимир вызвался добровольно.
Разведгруппа, которую возглавлял Аушев, попала в сложную боевую ситуацию. Во время боя в районе населённого пункта Хароти провинции Парван Мильшин находился на КНП батальона. Неожиданно увидел душмана, который подобрался к БТР начальника штаба батальона. 
Не раздумывая, Владимир открыл по нему огонь из автомата. 
В перестрелке погиб, но боевых товарищей спас. За этот подвиг Владимира Мильшина уже посмертно наградили орденом Красной Звезды.
Владимир погиб 26 июня 1983 года. Привезли его на родную землю спустя месяц. Но мать ещё долго отказывалась верить в смерть любимого сына. Она обманывала свое горе, убеждая себя и окружающих в том, что сын, возможно, был только ранен, раненым попал в плен, что живет где—то в плену в Афганистане. Одна из центральных газет того времени напечатала фотографии пленных русских солдат, сделанные корреспондентом какой-то западной газеты и переданных в Россию. Евгении Тихоновне показалось, что молодой парень, снятый в профиль на одном из нечетких снимков, и есть её Вова.  Она показывала газету знакомым и друзьям, его одноклассникам, чтобы проверить себя—нет ли ошибки. Кто-то отказывался узнавать Владимира, кто—то, жалея женщину, неуверенно мямлил, что «возможно и да, пожалуй, похож…» Она написала письмо в редакцию газеты, прося связать ее с иностранным журналистом, но из этого в советские времена ничего не вышло.
Когда ей передали награды – это был как бы окончательный приговор всем её надеждам. Да, Владимир погиб, молча говорили награды и документы к ним. Больше надежды нет. Это было в 1990 году.

Свою боль, которую не вылечило время, Евгения Тихоновна несла с достоинством. Встречалась с такими же, как она, матерями, потерявшими в Афганистане детей, ободряла, просила не падать духом. Об их мальчиках помнят. В Ливнах улицы названы именами воинов-интернационалистов Олега Шебанова, Олега Филиппова, Геннадия Дорофеева, Александра Губанова. Улица имени Владимира Мильшина есть в селе Успенское. Его именем названа местная школа. Школы Ливенского района тоже носят имена героев Владимира Варнавского и Александра Дорофеева, чья жизнь была короткой, но яркой. Они погибли, исполнив свой воинский и человеческий долг, в Афганистане.

В прошлом году не стало Евгении Тихоновны. Она упокоилась на сельском кладбище рядом с Володей.

Сейчас, спустя 30 лет после окончания войны, унесшей тысячи жизней советских парней, «диванные аналитики», не нюхавшие пороха, рассуждают, что мы были оккупантами в далёкой Азиатской стране. Что жертвы были напрасны.

Володя Мильшин своей такой короткой жизнью и своим подвигом доказал обратное. Он жив, как и другие бойцы, воевавшие в Афганистане, жив в памяти земляков.