Человек из коридора

В Ливнах бомж ночует в коридоре больницы.

28.02.2018
Лариса Минц
1469

Ливенцы, которые видят эту картину, возмущаются бездействием социальных служб, которые не принимают мер и не пристраивают несчастного под крышу. Но оказалось, что сделать это не так—то легко.

О том, что такой бесприютный человек имеется в больнице, социальные работники Ливен знали еще месяц назад.

-- Он сказал, что зовут Геннадий Александрович Золотых, родом из села Сергиевское Ливенского района. Сообщил, что документов, прописки, крыши над головой у него нет, -- рассказала директор Ливенского Центра социальной защиты населения И.В. Кулаковская.—Мы стали готовить документы для того, чтобы отправить Г.А. Золотых в Орел. Но когда пришли за ним, на прежнем месте его не оказалось. Видимо он прятался от нас.

В Сергиевской поселенческой администрации нашему корреспонденту рассказали, что Геннадий Золотых действительно, уроженец Сергиевского. И даже в 2011 году был прописан в деревне Луги у своей родной тети. Но вскоре выписался оттуда.

У Золотых, есть родная сестра, есть даже дети от двух гражданских браков. Но детей он не растил, и они сейчас не принимают никакого участия в жизни отца, а сестра и другие родственники попросили не сообщать Геннадию свои адреса.

-- Никто из нас его не примет, -- сказала Любовь Александровна Н. (в девичестве Золотых).

Причина такого резкого неприятия – жизнь, которую все свои шестьдесят лет вел её брат. По её словам, работать Геннадий не хотел, несколько раз был осужден на разные сроки заключения. Он то пропадал надолго, то внезапно появлялся у сестры и матери и неизменно просил денег. Причем, не только у неё, но у всех знакомых. Набрав долгов, исчезал, а родным приходилось разбираться с его долгами.

-- В 2011 году мы решили его устроить окончательно на родине в Сергиевском, -- рассказала Любовь Александровна. – Прописали у тети в деревне Луги, сделали паспорт, оформили инвалидность. Но он прожил там всего несколько месяцев. В очередной раз взял крупную сумму в долг у сына своей квартирной хозяйки и приехал к нам.

Но и в этот раз Золотых у родни не задержался, через несколько недель исчез. Что он делал и как жил следующие шесть лет, сестра не знает. В ответ на вопрос, не жаль ли ей брата, плачет. Конечно, ей жаль родного человека, но как она может устроить его судьбу?

-- Да, это очень трудная задача, -- подтвердила её слова директор БУОО «Центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий Татьяна Васильевна Кудря. – Золотых трижды побывал у нас в центре и убегал..

Первый раз попал он в Центр из Орловской больницы скорой помощи им. Семашко. Зимой подобрали на улице обмороженного мужчину. Врачи бомжа вылечили и отдали социальным работникам. Те устроили его в Центре, помогли оформить паспорт и инвалидность, после получения которой Золотых стал пенсионером. Но как только в его руках появились деньги, он решил непременно ехать в Тверь.

-- Тверь это его навязчивая идея, -- рассказала Т.В. Кудря. – Он постоянно рассказывает всем, что работает в Твери, тренером в детской спортивной школе и ему нужно срочно возвращаться на работу. А вторая навязчивая идея – Ливны. Он почему—то уверен, что прописан в вашем городе и должен в Ливнах получать пенсию. Наши работники видели, как он бродит по Орлу и выпрашивает у прохожих деньги на билет до Ливен.

Из этого всего ясно, что пребывание на улице тяжело воздействовало на психику мужчины, и назвать его полностью дееспособным трудно. Документы он постоянно теряет, инвалидность ему нужно было подтвердить спустя год, но он этого делать не стал и потерял право на пенсию. Но и устроить его в интернат, предназначенный, для таких людей, невозможно. Для этого требуется согласие самого больного, которого Золотых не дает. Не устраивает его и обычный дом престарелых. Даже врачебный осмотр таких людей провести только с их согласия.

Сейчас ливенским соцработникам удалось уговорить мужчину, и он все— таки согласился поехать в орловский Центр адаптации. Но что будет завтра? Т.В. Кудря считает, что через некоторое время ливенцы опять обнаружат незнакомого мужчину спящим в коридоре какого— нибудь учреждения.

 

.