История ливенского дома

Этот дом – свидетель многих местных исторических событий: дореволюционных преобразований, революции, мятежа, войны. Стоит он на перекрестке улиц Капитана Филиппова и Горького и числится под номером 60.

09.04.2020 16:51:00
542 просм.

Все нити правления тянулись из этого дома

11_09.jpg

Фото 1910 года

В тот год, когда фотограф запечатлел его, в нем размещалась земская управа, улица Горького называлась Никольской, хотя после строительства Новогеоргиевского храма стала именоваться Георгиевской, а улица Капитана Филиппова была Пушкарной. В царское время в доме размещалось весьма важное учреждение – земская управа. Учреждены земства в России реформой 1864 года и ведали в уезде просвещением, здравоохранением, строительством дорог, страхованием. Даже почтовыми делами параллельно с государственной почтой занималось и выпускало свои собственные марки. Эти почтовые знаки ливенской земской почты ныне весьма редки и дороги.
Главным органом земств являлось собрание, которое избиралось раз в три года, а вот исполнительным органом была земская управа, которая сначала арендовала дом, принадлежавший Н.И.Хромых. За аренду здания земцы платили ему в год 632 рубля 32 копейки, - деньги по тем временам немалые. Впервые земская власть в Ливнах сформировалась в 1866 году, но денег на ее содержание не было ни копейки. Поэтому из собственного кармана пожертвовал 850 рублей первый председатель земской управы А.Г.Китаев да городская лечебница выделила 550 рублей. Для обзаведения 74 рубля потратили на портрет государя Александра II, 27 рублей на икону Христа Спасителя и 7 рублей на вывеску. Остальные деньги пошли на покупку столов, стульев и шкафов, бумагу, чернила и перья. На стену повесили часы с боем. Видно, туго пришлось на первых порах председателю Китаеву – через год он подал прошение об отставке «в связи с расстройством здоровья». Его кресло занял Д.Д.Домогацкий.
С течением времени учреждение встало на ноги, и в начале прошлого века появилась возможность построить собственный дом, что и было сделано на улице Пушкарная. Это как раз тот дом, о котором мы рассказываем.
Постоянных чиновников в управе числилось три десятка человек (1913 год): 2 – в отделе народного образования, 5 – в дорожном, в агрономическом – 10. Один человек ведал арестной комнатой, которая располагалась, по некоторым сведениям, в подвальной части дома. В 1912 году, когда в городе начали устраивать телефонную связь, в доме смонтировали телефонную станцию (коммутатор).
Управленцы регулярно отчитывались о выполненной работе перед собранием, в которое избиралось 32 депутата (гласные). Состав его в 1912 году был такой: 20 от дворян, 4 от мещан, 8 от крестьянского сословия.
Ливенское земство играло ведущую роль в деле земледелия, открытия школ, больниц и развития  промышленности в уезде. И все нити управления тянулись из этого дома на Никольской улице.  Даже свободное время ливенцев земцы старались разнообразить – работал музыкально-драматический кружок под руководством коллежского секретаря Г.М.Бохонова, а помощником у него был купец В.В.Маторин.

Судьба переменилась

e88ccb1bb7.jpg

В 1918 году изменился статус дома. Новая, советская власть поломала систему местного самоуправления, существовавшую в царское время. Земства были упразднены, чиновники остались без работы. Кабинеты, разделенные перегородками, превращались в жилые помещения, которые занимали нуждающиеся граждане. Подвальные помещения приспосабливались для хранения картошки, квашеной капусты и огурцов в кадках. Мирную жизнь нарушила война, мужчины ушли на фронт, женщины оклеивали стекла окон крест-накрест полосками бумаги, чтобы их не разбило взрывными волнами от бомб и снарядов. Но это не помогло. Во время бомбежек 28, 29, 30 июня 1942 года в Ливнах погибли 80 человек. Тогда, предполагая, что в городе размещаются штабы подразделений и военные части 13-й армии (они заблаговременно передислоцировались), немцы интенсивно бомбили город с самолетов и обстреливали из пушек. Это была часть операции «Блау», когда фашисты пошли в наступление с целью захвата Воронежа и впоследствии Сталинграда и Северного Кавказа. Ливны вторично им захватить не удалось, но разрушения городу были нанесены огромные. Увидев Ливны в развалинах, корреспондент «Комсомольской правды» Юрий Жуков в очерке, напечатанном в газете, назвал город «Помпеей наших дней».

И в последующее военное время  подвергался город разрушениям. Дом на перекрестке пострадал основательно. Как видно на фотоснимке, окна выбиты, балконы рухнули, потолок и крыша отсутствуют. Жители когда-то  рассказывали, что в дом попала авиационная бомба, оттого и пострадал он так сильно. Пострадал, но остался цел.  Даже, по свидетельству ливенца Ивана Федоровича Красова служил позицией для 45-миллиметровой пушки, которую втащили наши артиллеристы на второй этаж и через оконный проем обстреливали фашистов.
Мы не знаем, кто из жильцов этого дома вернулся с войны, кто остался навечно на полях боев, но после победы  судьба дома продолжилась. Его восстановили, причем бережно старались сохранить тот облик, который он имел до разрушения. Но не удалось восстановить балконы в угловой части и в правом крыле, жестяные узоры на печных трубах. Зато появились миниатюрные балкончики. И красивые зубчатые карнизы первого и второго этажа строители восстановили, так же, как и пилястры между окон по фасаду. И, наверное, нужно поблагодарить тех людей, которые в лихие послевоенные годы не забыли о красоте, значит, любили свой город.


Стал для многих родным
И обрел дом как бы второе рождение. Отдали его в распоряжение коллектива насосного завода, и, разумеется, получали жилье в нем насосостроители.
Вспомнить о тех, кто проживал здесь в прежние годы, помогли Иван Стефанович и Мария Андреевна Мордвины, проживающие с конца шестидесятых годов в этом доме в квартире № 15. Оба – выходцы из сельской местности, он работал слесарем на «Ливгидромаше», она – на пищекомбинате в кондитерском цехе.

-Квартира сначала была холодная и сырая, – вспоминает Мария Андреевна, –, потолки очень высокие.
– Стены наружные утеплили, потолок занизили, и все переменилось, теперь тепло зимой, – добавляет Иван Стефанович.
Вспоминая о старых жильцах, Мордвины назвали первым Василия Семеновича Холодкова: «Человек он был серьезный, авторитетный, ему дали квартиру в новом доме, а мы в его вселились».
Да, человек он был известный на «Ливгидромаше», одним из руководителей службы контроля работал. В шестидесятые годы, когда насосный завод слился с «Ливгидромашем», осваивали новые насосы для морского флота, в том числе и для атомных  подводных лодок. Дело продвигалось трудно, и Василий Семенович строго следил, чтобы продукция выходила из цехов качественная.  Порой и в будни приходилось быть на заводе допоздна, и по выходным дням работать.
А в двенадцатой квартире проживал Алексей Иванович Федин. Интересный был человек. Вдумчивый, обстоятельный. Долгое время трудился в руководстве технологической службы предприятия. Работал, не считаясь со временем, но находил «отдохновение от трудов праведных» занимаясь фотографией. Большой специалист был в этом деле. Запечатлел становление насосного завода, и эти снимки стали ценной реликвией.
Вспомнили Мордвины и Михаила Потаповича Миронова, инженера лаборатории, человека любознательного, эрудированного и всегда скромного. Брат его Авксентий Потапович был директором насосного завода, главным инженером производственного объединения «Ливгидромаш», но Михаил Потапович никогда не кичился этим.
Оставил о себе память Герасим Филиппович Гаврилюк, участник войны, человек активный и хлопотный, последние годы работал на «Ливныпластике».
– Но в основном проживал в доме рабочий класс, – отмечают Мордвины, – слесарь Виктор Никульников, токарь Геннадий Полуневич, мастер  Виктор Ефимович Токовило, токарь Поздняков Анатолий. Теперь остались либо  глубокие старики или молодые семьи, купившие квартиры.
Сколько людей здесь за полтора века впервые увидели свет Божий, встали на ноги, прошли по ухабам жизни, а потом ушли в мир иной! Никто не считал, да и сосчитать теперь невозможно. И всем им этот дом на перекрестке был родным, и, кто знает, сколько времени ему еще служить людям.
Фото из архива автора.