Как князь женился на ливенской крестьянке

Сюжеты про князя и простолюдинку бывают не только в сказках. Тому подтверждение судьба необычной пары – князя Голицына и крестьянской девушки из села Сергиевки, которая пасла уток.

24.05.2020 13:39:00
Геннадий Рыжкин
1823 просм.

Некоторые дворяне в XVIII веке удостоились царской чести носить титул князей и получили земли в Ливенском уезде. Но жил здесь единственный из удостоенных этого почетного титула – князь Владимир Владимирович Голицын.

Его предки получили семь тысяч десятин земли по реке Кшень за особые заслуги перед Отечеством. Род Голицыных берет начало в XIV веке и неизменно был на первых ролях в государстве Российском, много сделав для единения страны и ее укрепления. 

Поселился князь в Лугах
Владимир Владимирович Голицын был четвертым, младшим сыном в семье В.М.Голицына (родился в 1879 году). Окончил естественный факультет Московского университета. Во время русско-японской войны был Главным Уполномоченным  по управлению госпиталями и лазаретами на поле сражения, в действующей армии.
После окончания войны вернулся в Ливенский уезд, где он проживал с 1902 года. На его земле работали более  тысячи крестьян, нужно было наблюдать за делами, поэтому Владимир Владимирович и поселился здесь.
Это была деревня Луги, лежащая вблизи села Сергиевского при впадении Кшени в Сосну. Пустующий до того одноэтажный просторный дом занял он сам, прислуга, работники. Как мы уже упоминали, земля по Кшени была выделена Голицыным еще в XVIII веке. Тогда же и поселение здесь образовалось в 9 верстах от Ливен, которое так и называлось – Голицыно. А прибыли сюда переселенцы из слободы Беломестной. В 1855 году Голицыны построили здесь церковь во имя Св. Сергия Радонежского и с тех пор поселение стали называть Сергиевское (Голицыно). К тому времени, как князь Владимир Владимирович поселился в селе, в нем насчитывалось полторы сотни дворов с населением более 1500 человек. В самих Лугах было всего 10 дворов.
А теперь предоставим слово Сергею Петровичу Волкову, который писал в своих рукописных воспоминаниях: «…это был элегантный, с тонкими аристократическими манерами человек. Жил уединенно в д. Луги. Там была усадьба и дворня, а рядом – в Сергиевском – большое имение со скотным двором, маслофермой, садом, неподалеку, в Екатериновке было второе имение (Екатериновка – село, где проживало около 500 человек). В городе он пользовался большим почетом.  Женился на красавице-крестьянке Татьяне из той же деревни. Его можно было видеть приезжающим в город или объезжающим поля в двухколесном плетеном шарабанчике без кучера. Разбил обширные сады, за выращенными в них яблоками приезжали купцы даже из Москвы. Жил в доме о девяти комнат, при доме – парк, подстриженные кусты, цветники, к реке Кшень вела живописная дорожка».
Вел хозяйство рачительно, с крестьянами был в согласии. Известен такой факт.
В 1906 году на его мельнице, где работали 110 нанятых крестьян, возник спор между успенскими и никольскими работниками. Вторые бросили работу, требуя повышения поденной оплаты с 40 до 70 копеек. Успенцы не поддержали их и продолжали работать. Никольские взялись за топоры и вилы, пошли в наступление и прогнали несогласных с ними с мельницы. Узнав о конфликте, Голицын немедленно прибыл к протестующим, узнал причину недовольства и всем повысил плату.

«Какая она прелесть»
Что касается личной жизни князя Голицына, то расскажем о ней, пользуясь его же воспоминаниями. Вот что он писал: «… в 1902 году я заметил там (в Лугах) чудесную маленькую девочку с большими немного грустными глазами - ей было 11 лет. Я встречал ее или на берегу реки, где она с хворостиной в руке пасла стадо уток, или на дворе около птичника».
Через четыре года он вновь встретил ее: «Узнал я ее по глазам – таких глаз забыть нельзя, и я всегда придумывал предлог, чтобы подойти, заговорить и опять налюбоваться этими неповторимыми глазами. Она меня также всегда с удовольствием и ласково встречала.  Узнавая ее все более, я стал убеждаться, что и по характеру, и по уму, и по понятиям это – чудный скрытый алмаз, и я понял и почувствовал, что ее нельзя не полюбить».
Вскоре крестьянская девушка Татьяна Говорова вошла в дом князя. Но ввести ее в княжескую семью и подумать было нельзя, не оформив их отношений законным браком. А родители Владимира согласия на брак не давали. Прошло длительное время упорного труда, от которого даже пострадало зрение у Татьяны от прочитанных книг. Родившиеся сын Александр (1908 г.) и дочь Елена (1909г.) были внесены в церковные книги по фамилии матери – Говоровы.
Наконец мать Владимира решила приехать в Луги. Подошел поезд на станцию Ливны, «…я встретил, подвел свою жену, моя мать ее поцеловала, пошли садиться в экипажи. В первый сели моя жена и мать, а я с братом во второй. 45 минут езды до дома. В доме наедине моя мать говорит мне: «Послушай, что это такое? Я ничего подобного не ожидала. Какая она прелесть».
Позже Татьяна и Владимир вступили в церковный брак, дети стали носить фамилию отца, в 1912 году родилась еще дочь – Ольга. Татьяне тогда исполнился 21 год. Оставалось ей прожить еще 12 лет.

Ей не хотелось, чтобы в обществе мужа она выглядела необразованной белой вороной. Природный ум и трудолюбие позволили ей многого достичь.
Князь Владимир Владимирович гордился ею: «…хотел, чтобы ее все видели и знали. Мне иногда говорили  и воздавали хвалу за то, что я отшлифовал такой бриллиант. Я отвечал, что здесь ничего моего нет, что она такая от природы и всего сама достигла. Она настояла, что хочет знать французский язык и достигла того».

Трагические судьбы
Незадолго до февральской революции князь Голицын избирается председателем уездной земской управы, в 1917 году руководит комитетом общественной безопасности,  потом назначается уездным комиссаром Временного правительства в Ливнах. После большевизации Совета потерял все посты, осел в Лугах.
С каждым днем жизнь становилась тревожнее, так как началось разорение помещичьих гнезд. Однажды летом 1918 года в дом князя пришли местные крестьяне. «Завтра все будут сжигать» - предупредили они. На скорую руку собрали кое-что из мебели, одежды, посуды, картин, ночью уехали из Лугов. Поселились в Москве в подвальной комнате с дочерью (князь прожил там до 1962 года, пока ей от производства, где работала, не дали однокомнатную квартиру). Жил без любимой Татьяны, которая скончалась в 1924 году на операционном столе.
Имение, конечно, было разграблено, как и большинство имений по всей России. Правда, пролетарский писатель Максим Горький был весьма обеспокоен этим явлением и лишь в феврале 1919 года пишет письмо народному комиссару просвещения А.В.Луначарскому по поводу разграбления и уничтожения семнадцати имений в Орловской губернии. Пятым по порядку он называет имение Голицына, отмечая, что оно знаменито большой ценной библиотекой, семейными архивами, имеющими большое историческое значение. Писатель отмечает, что «… крестьяне постоянно растаскивают книги, употребляя новые издания на курево, иллюстрированные дают детям и употребляют на оклейку изб…» Луначарский послал письмо в музейный отдел.  Было поздно, и, кто знает, куда подевались ценные книги и архивы? Наверное, никто.
Дети князя Голицына Ольга и Александр были расстреляны, как враги народа в 1938 году. Жил он с дочерью Еленой, умер в Москве в 1969 году, дочь пережила его на 23 года. Прямым наследником оставался внук Владимир Александрович (род. в 1937 году), работавший заместителем главного инженера приборостроительного завода. Приезжал в Луги.
Потомок Говоровых из Лугов Сергей Александрович Коняшин писал: «… дух, присущий дворянству, его интеллигентность, любовь к Отечеству искоренить невозможно». И пусть эта публикация будет подтверждением сказанному нашим земляком.

Геннадий Рыжкин