Ливенская пещера. Чудеса продолжаются

В Ливнах есть место, куда в конце 19-начале 20 века стекались тысячи паломников. Они ждали чудесной помощи в Ливенской пещерке. Она и сейчас существует, и продолжает давать утешение каждому «по вере его».

28.09.2019 14:34:00
2081 просм.

m6cdfiv5.jpg

Ливенская пещерка — бывший монастырский, а затем купеческий подвал — почитается верующими со второй половины 19 века, с того самого случая, когда девочка - служанка владельца подвала этого купца Тюпина на Пасху 1858 года сказала в подвале: «Христос Воскресе». И услышала многоголосый отклик мужских голосов: «Воистину Воскресе». Тогда верующие жители Ливен были убеждены, что девочке ответили монахи Ливенского мужского Сергиевского монастыря, погребенные где-то рядом с подвалом — пещеркой.
Вскоре ряд чудесных происшествий, вещих снов открыл жителям города, что в пещерке действительно похоронен первый игумен Сергиевского монастыря Харлампий и его иноки.

Купец Тюпин был просол и хранил в своём подвале кожи. Однажды вечером к квартиранту Тюпина Грабовскому, польскому офицеру Силединского полка, который размещался в Ливнах, явился старик-инок. Офицер вежливо спросил: «Что вам угодно?» На что инок ответил: «Скажи своему хозяину, чтобы он вынес из погреба кожи, потому что здесь нахожусь я, Харлампий и многие другие иноки со мною». Грабовский вызвал денщика и приказал ему догнать старика. Но тот заверил, что никакого монаха не видел. Известие об этом видении быстро распространилось не только по Ливнам, но и по всей России.

А потом больные стали исцеляться от пребывания в пещерке и от песка, который из нее брали.
Конечно, атеистически настроенные жители города, отрицательно отнеслись к «религиозной истерии вокруг подвала». Закрывали вход в пещерку, были даже предприняты археологические раскопки во дворе Сергиевского храма. Увы, останков бывших насельников монастыря обнаружить не удалось.
Правда, отношения верующих к пещерке эта неудача не изменила. С их точки зрения Харлампий  и его монахи просто «не захотели открыться» атеистически настроенной археологической комиссии.
Над пещеркой была возведена часовня, и приток паломников к ней не прекращался до тридцатых годов двадцатого века. До того самого времени, когда и Сергиевский храм был превращен в зернохранилище и часовня разрушена.

Немногие приходили тогда к пещерке. Но те, кто приходил, вновь слышали доносившиеся из глубины пещерки человеческие голоса.
— В 1938 году все ливенские храмы были закрыты, — вспоминала ныне покойная Мария Ивановна Герлинг. — Я очень горевала, что негде освятить кулич и Пасху. И тут мне пришла в голову мысль: понесу-ка я их в пещерку. Место святое, от одного присутствия там пасхальная еда освятится.
Женщина пришла к разрушенной часовне, положила узелок с куличом и пасхой на пол в пещерке. И услышала церковное пение. Где-то далеко слаженный мужской хор пел литургию. В первый момент Мария Ивановна подумала, что ей мерещится, что она сходит с ума. Но потом она вспомнила о том, что и раньше ливенские святые откликались на пасхальный призыв.
В 1947 году Ливенская пещерка была восстановлена и сразу прославилась исцелением. У пожилой женщины, которая помогала в восстановлении пещерки, начала действовать иссохшая рука.
А несколько лет назад оказалось, что голоса раздаются в пещерке не только на Пасху. В Рождество 2011 года жительница Ливен 7 января вечером спустилась в пещерку.
— Пещерка была ярко освещена, — вспоминает она. — В ней никого не было кроме меня и моих детей. Мы пошли к иконам, стоящим в центре пещерки, и вдруг услышали мужской голос. Он медленно и размеренно читал молитву...
Она испугалась и растерялась и, не вслушиваясь в слова молитвы, стала оглядываться по сторонам, отыскивая источник звука. Но в пещерке по-прежнему никого не было, а голос стал доноситься все глуше и глуше, как будто человек уходил, пока не умолк совсем.
Для собственного успокоения прихожанка решила, что до нее донеслось чтение из храма. Она поднялась наверх, зашла в храм. Но оказалось, что служба там еще не начиналась, и никто ничего не читает.
— Было очень трудно поверить, что ко мне донесся голос из прошлого, — вспоминает она сейчас. — Такие были ясные, живые интонации. В отдельные моменты казалось, что слышно даже дыхание читающего человека.
А через некоторое время появились и другие известия о том, что в пещерке вновь звучат голоса. Нужно только прийти туда с верой и прислушаться.
С точки зрения православных, ничего особенного в этом нет. Раз произнесенная молитва не уходит в песок и не развеивается в воздухе. Она может звучать вечно, потому что у Бога ничто не пропадает втуне.

Вот несколько современных случаев исцеления в Ливенской пещерке.

Тамара, 68 лет, Ливны.

«В начале 70-х годов я не была воцерковлена. В храм ходила редко, 1-2 раза в год, о пещерке ничего не слышала и не знала, что это место упокоения игумена Харлампия со братией. В те годы я с мужем прожила уже 17 лет, и у нас стали возникать иногда крупные ссоры, муж вел себя агрессивно. Свекровь узнала о его поведении и дала мне совет, взять в пещерке песочек из ямки внизу, около двери. Этим песочком посыпать немного постель, чтобы он не ощущал под собой. Я так и сделала. Под подушку и под простыню положила в тряпочке песок. Харлампий успокоил моего мужа, он стал спокойным, как в первые годы нашей жизни. Свекровь моя, ныне покойная, рассказывала мне, так она лечила своего мужа (моего свекра), когда он также стал бесноваться. Она тоже посыпала постель песком из пещерки. Я поняла, что игумен Харлампий успокаивает беснующихся, и он скорый помощник людям».

Костикова Надежда Борисовна, 48 лет, Ливны.

«30 июля 2007 года у меня заболела нога. К вечеру того же дня она начала «гореть», краснеть, появилась опухоль, поднялась температура. Стало ясно, что это рожистое воспаление кожи. В детстве я несколько раз болела этим заболеванием, и, когда меня привозили в больницу, врачи беспомощно разводили руками и советовали скорее искать «бабку».

На следующий день ногу разнесло от колена до самой щиколотки, из красной она превратилась в сиренево-багровую сердцевина опухоли была твердой как камень. Нога продолжала «гореть» и сильно беспокоила меня. 8 августа мы собирались поехать в Оптину Пустынь. Расстроенная из-за того, что возможно по болезни придется отложить поездку, я сразу решила пойти в пещерку к игумену Харлампию. После Всенощного бдения, был день памяти преподобного Серафима Саровского, я спустилась в пещерку и, помолившись и сделав три земных поклона, развязала ногу и трижды крестообразно помазала ногу маслом из лампадки в пещерке и, не завязывая её, отправилась домой. Проснувшись утром с радостью, почувствовала, что «горение» в ноге прекратилось. Вечером 1 августа после вечерней службы я вновь спустилась в пещерку и снова помазала ногу маслом. Чудо исцеления происходило прямо на моих глазах. Опухоль стала быстро уменьшаться в размерах, багровость кожи стала также заметно смещаться к центру опухоли, нога стала холодной, лишь сердцевина опухоли была еще твердой. Третий раз в пещерку мне идти не пришлось. Хотя еще небольшая краснота кожи сохранилась, я не ощущала никакой боли. 8 августа мы поехали в Оптину Пустынь и в благодарность игумену Харлампию я заказала там ему заказную обедню о упокоении и панихиду».

Мария Романова, Ливны

 «Было это давно. Я работала в Сергиевском храме на заказе молебнов. Подходит молодая девушка и спрашивает, какому святому нужно отслужить молебен о поступлении в институт. Звали ее Елена, и мечтала она поступить в МГУ. Я подумала и посоветовала отслужить панихиду по игумену Харлампию и помолиться ему в Ливенской пещерке. Лена сделала, что я ей посоветовала и уехала в Москву. Сдав экзамены, она вернулась домой, в Ливны, не очень надеясь, что будет зачислена университет. Подождав некоторое время, она собралась подавать документы в другой институт, но из МГУ пришло письмо о ее зачислении в студенты. Окончив учебу, Лена осталась работать и жить в Москве, она всегда, когда приезжает домой приходит в пещеру поблагодарить игумена Харлампия и набрать песочек, который раздает своим московским знакомым.

Был и другой случай. Это произошло в октябре 2009 года. Во время воскресной Литургии я обратила внимание на пожилого мужчину, который, то входил, то выходил из храма. Казалось, он кого-то искал. По окончании службы я подошла к нему и спросила, кого он ищет, и услышала следующее: «У меня больной сын. Врачи ему помочь не смогли. Тогда я начал ездить по святым местам и монастырям. В одном из монастырей мне сказали, что мой сын получит исцеление в пещере, где похоронен угодник Божий - Харлампий, а в каком городе находится эта пещера, не сказали. Живу я в Тверской области. Объехал Липецкую и другие области, но не мог найти угодника Божьего Харлампия. Лишь когда я приехал в Орел, мне сказали, что в Ливнах есть пещера. Так я оказался в вашем храме. Сейчас мне нужно найти квартиру, чтобы я смог пожить с сыном здесь некоторое время и помолиться Харлампию».

О самом игумене Харлампии известно очень мало. В летописи Ливенского Сергиевского монастыря сообщается, что Харлампий правил монастырем с 1615 по 1630 годы. Откуда он родом? Как попал в монастырь? Какой была его жизнь и чем он так угодил Богу, что получил дар исцеления? На эти вопросы нет и уже никогда не будет ответов. Больным ливенцам и этого достаточно. Им довольно знать, что в городе, в пещерке почивает угодник Божий, который может им помочь в тяжких скорбях и в малых делах. Но для комиссии по канонизации Московской патриархии этих данных недостаточно. Не раз и не два обращалось ливенское духовенство в Москву, прося канонизировать игумена Харлампия, чтобы не панихиды служить в пещерке, а молебны новому угоднику Божию. Но получают отказ. Причина – недостаток сведений о земной жизни игумена Харлампия.