Ливенский врач, бесплатно лечивший крестьян, был объявлен «врагом народа»

По дороге на село Навесное есть указатель – Окунёвы Горы. В этом уголке ливенской земли в деревне Козловка или посёлке Михайловском жил помещик Михаил Николаевич Маслов – интересный человек, который оставил след в местной медицине и в памяти народа.

17.05.2020 14:27:00
Геннадий Рыжкин
1801 просм.

Еще до революции на собственные деньги он построил здесь больницу. Она до недавнего времени служила людям под официальным названием Новоселковская, но в народе ее звали «Масловская». М. Н. Маслов был высокообразованный врач, типичный представитель земской медицины. Он прошел ординатуру в Москве, лечил крестьян окрестных деревень бесплатно.
Дом его стоял в центре деревни, был кирпичный. От главного входа к реке Сосне вела липовая аллея, которая заканчивалась каменными сходнями в воду. Рядом раскинулся сад, обсаженный черной и красной бузиной. В саду имелось хорошо освещенное место с плантацией клубники. Пространство сада разделялось аллеями: кленовой, вязовой, березовой. А вдоль всего сада со стороны реки  возвышалась тополевая аллея, особенно красивая. За садом росла малина разных сортов. Вблизи усадьбы стоял «ближний» лесок – сосновый, чуть поодаль – «дальний», смешанный.
Михаил Николаевич Маслов  был рачительным хозяином, нанимал агронома, сам следил, как ухаживают за полями крестьяне.
После установления советской власти в  Ливенском уезде в 1918 году поместье Маслова было национализировано, ему пришлось уехать в Ливны. Отлученный от сельских забот, он всецело отдавал себя медицине. Его по праву считают основоположником местного здравоохранения в двадцатых годах прошлого века. Расширяется больница в городе, организуется глазное отделение, начинает принимать зубной врач, открываются аптеки.  Михаил Николаевич приглашает молодых врачей, - хирурга Удовыдченкова, гинеколога Щеглову. Приезжает из Москвы способный врач Петр Баженов. К 1925 году создается хирургическое отделение на 45 коек, больница располагает в это время 165 местами, начинает работать туберкулезный диспансер. В хирургическом отделении осваивают сложные операции.
Тем временем в 1926 году на базе усадьбы Маслова организуется коммуна имени Свердлова, через несколько лет реорганизованная в колхоз.
Маслов продолжает трудиться на поприще медицины.
Казалось, ничего не может омрачить жизнь увлеченного Маслова. Но в конце двадцатых годов заканчивается время терпимости к «бывшим». Ведется поиск «врагов народа». Вот и попадает тогда под огонь критики М.Н.Маслов – заведующий больницей в Ливнах. На него обрушивается газета «Красное знамя», орган власти Елецкого округа, куда входил тогда Ливенский район. Было это в январе 1929 года, за подписью «Ник. Задонский» в газете помещен фельетон «Гомеопатия». Автор язвительно пишет: «… помещик, спекулировавший своими знаниями и получавший за это жалование от земства, сбежал после Октября к белым, но скоро повернул оглобли назад, почувствовал себя старым чудаком – помещиком… ко всем придирался, на всех кричал и топал, был настоящим старорежимным держимордой, за что его выгнали из союза и лишили избирательных прав, и сняли с работы…»
Далее Ник. Задонский иронизирует «Когда же  появилась заметка в газете, напомнившая ему, что царя Николая не существует, чудак – помещик обиделся, пришел домой и умер…»
Нам неизвестны эти подробности из жизни М. Н. Маслова, но если данные, приведенные писателем С. Леоновым, соответствуют действительности, то судьба его глубоко трагична – в период  репрессий он отстраняется от любимой работы за «буржуазное прошлое». Болезненно переживает врач несправедливое решение властей – принимает яд и уходит из жизни.
Но вернемся к фельетону, вот его продолжение: «… В морозном воздухе, - продолжает автор, - зычно гудели колокола всех церквей, бесконечное количество венков «дорогому и любимому» плыло среди пестрой толпы…»
Газета продолжает: «…Но суть дела не в этом. Факт церковных похорон Маслова нас не интересует». Так что же встревожило Ник. Задонского? Среди венков, возложенных на прах помещика, были венки от советских организаций. Своего любимого врача, хоть и в бывшем помещика, хоронил весь город, в том числе и советские организации.
Лукавит автор по поводу «старорежимного держиморды». О чем свидетельствуют отзывы старожилов о Маслове, в частности, Мария Семеновна Монаенкова, 1901 года рождения, вспоминала: «Я работала медсестрой у Маслова. Честный и душевный человек. Как-то было собрание в больнице, у меня пальто украли с вешалки. Михаил Николаевич узнал об этом, подошел: - Не волнуйтесь, все уладится. И дал мне 200 рублей, на которые я купила себе новое пальто…»
После образования колхоза, по воспоминаниям старожила этих мест В. Т. Зароченцевой, сделанным в 1996 году, масловский сад заботливо оберегали колхозники. Подсаживали саженцы вместо засохших деревьев, опалывали яблони. На Троицу собирались жители окрестных сел и деревень от мала до велика, - из Михайловки, Петровки, Барсово, Букреевки, Калинино, Окуневых Гор.  Веселились, пели песни. А в середине тридцатых годов здесь даже проходила сельскохозяйственная выставка. Все нарушила война. Деревья пошли на блиндажи, сучья – на топку. Но и после окончания войны жители не смели вырубать оставшиеся деревья. Лишь в конце прошлого века пришли сюда разруха и запустение.
В заключение все же вспомним М. Н. Маслова. Вот что рассказывала давным – давно работавшая у него в Ливнах в больнице прачка Евдокия Колосова: «Человек он был добрый, простой народ лечил бесплатно. Когда после 1917 года уехал в Ливны, его однажды посетили двое крестьян из Козловки. Он попросил их привезти сундук, рассказал, где его закопали. По замерзшей реке переправились на санях, нашли то место, откопали, привезли сундук, попросили показать, что за тяжелый груз в нем. Маслов открыл замок, поднял крышку, в сундуке лежали книги».

IMG_194.jpg

На снимке в центре М.Н. Маслов с персоналом больницы. Фото из архива автора