Ливны в моей жизни

Как я в первые попал из деревни в город.

24.06.2019 14:22:00
436 просм.

Мой брат Михаил учился в Ливнах на токаря, а потом стал там работать. Нередко приезжал он в родной дом. И когда он дин раз возвращался в город, у него было много ручной клади и он меня попросил донести стул до школы. Когда дошли он спросил: «Устал?», «нет» - ответил я и пошли дальше. Дошли до железной дороги. Миша спросил опять: «Вернешься назад или пойдем вперёд?» Так мы пошли до Ливен пройдя двенадцать километров. В Ливнах я находился три дня, жил у сестры Кати. Там я впервые услышал радио, увидел лампочку Ильича, восхищался мощёными улицами, город прошел вдоль и поперёк, любовался домами и даже покатался на карусели. Она стояла на площади. Я подошел туда и меня спросили хочу ли я покататься. Я сказал, что у меня нет денег на билет. Но мне ответили, что денег не нужно, тебя покатают, а потом покатаешь ты других. Оказывается, нужно было её крутить. Я поднялся на площадку и несколько человек вращали карусель. Затем спустился и сел на неё. В городе хорошо, но дома все же лучше. Миша меня довёл до железной дороги и показал, как вернуться домой. «Смотреть всё время в право и как только появится большая школа, нужно свернуть и ты дома».

Как меня лечили

У меня заболел левый бок, произошло воспаление. Образовалась большая опухоль. Было очень больно. Маме кто-то сказал, что в Ямской слободе есть бабка, которая лечит такие болезни. Мы взяли лошадь и поехали туда. Когда мы вошли в комнату, я увидел такую картину: на полу лежал мужчина животом вниз, женщина положила на позвоночник небольшую дощечку и маленьким топориком стучала по ней. Таким образом, как бы выправляла позвоночник. Так продолжалось несколько минут и потом мужчина ушел. Женщина подошла ко мне и хотела посмотреть моё больное место. Я подумал, что она тоже будет бить меня этим топориком и я стал отбиваться детскими кулачками. Она не смогла ничего сделать и мы покинули этот дом. Мама повезла меня в городскую больницу. Там меня приняли и записали, почему-то поместили в женскую палату. Помню, как женщины рассказывали между собой всякие страшные истории и, что мне стало страшно. Потом мне сделали операцию в виде прокола после чего я выздоровел.

Сестра взяла мне путевку в детский санаторий, который находился в местечке Быково. Туда меня вместе с дочерью судьи Котовой везли на лошади. Санаторий располагался в бывшем помещичьем доме. Рядом был красивый парк, большой лес и река. Питание было хорошее, к чаю давали 2 кусочка сахара. Один кусочек сахара я откладывал, в конце у меня собралось немного и я привез этот сахар домой в качестве гостинца, чему дома были очень рады.

 

Тяжёлое время

В 1932-33 годах в нашей местности, насколько я знаю, с продовольствием было гораздо хуже чем в другое время. Однако я не знаю случая чтоб от недоедания кто-то умер голодной смертью. Но в нашей семье питание было скудное. Весной мы выходили в поле, где был в прошлом году картофель и немного его пропущенного при уборке осталась в поле. Под воздействием ветра и солнца он превратился в крахмал. Его мы приносили домой, и мама из него делала нам оладьи. Спасало нас молоко нашей коровы, но зимой корову нечем было кормить, не было сена. Тогда из соломенной крыши выбирали пучки соломы и потом при помощи простого приспособления резали её. Полученную резку поливали горячей водой вместе с очистками от картошки, посыпали горстью отрубей и все это являлось кормом для коровы и поэтому молока получали мало. Хлеба в семье вообще не было. Мама однажды сказала своему знакомому об этом и тот посоветовал пройти по деревне с протянутой рукой. И она пошла просить хлеба ради своих детей и принесла несколько кусочков. И тогда мы запомнили золотые слова «хлеб - всему голова».

Кража века

Летом с 1936 года во время молотьбы урожая зерновых случилась беда. Ночью какой-то злоумышленник украл ремень длинной метров десять. Этот ремень соединял маховик с барабаном. Для продолжения работ нашли другой ремень, но на несколько дней молотьба остановилась. Кто и зачем уворовал этот ремень? Он был кожаный. Из него могли сделать подмётки для обуви. Вина за кражу падала на кладовщика. Поэтому, в течении нескольких недель каждый день он ходил на рынок в Ливны искать не будет ли кто продавать подошвы сделанные из этого ремня. Наконец то он увидел человека, который продавал подошвы. Он взял в руки несколько из них, приценился и сказал, что сходит за деньгами. Но вместо денег привёл милиционера. В милиции вор во всём признался. Оказалось, что уворовал ремень не кто иной как, сам человек, возглавляющий молотьбу урожая. Его осудили на десять лет тюрьмы. И только в 1946 году вернувшись домой и его снова поставили мельником так как он был мастером на все руки. Кстати, был моим соседом.

Сюрприз на уроке

Математику преподавал учитель по фамилии Дэма. Обычно в начале урока он проводил, так называемую, разминку. Перед началом урока он давал ученикам устно подсчитать примеры на умножение или деление. Например, однажды он спросил сколько будет 30 умножить на 40 и ученики подсчитав подняли руки. Среди них был Ивашёв Николай. Ему кто-то подсказал ответ. Учитель обрадовался и дал ему ответить, потому что Ивашев всё время молчал, сидя в одном классе уже 3 года. Так как он был заикой, то с большим трудом невнятно произнес нужный ответ. Учитель не поняв попросил: «А ну, Ивашёв, повтори». Но Николай, садясь, произнес: «Да пошёл ты к чёртовой матери». Учитель математики взял его за шиворот и выпроводил в коридор. На самом деле Ивашёв не был хулиганом, просто ему было трудно говорить. Но вот началась война и Николай пошел из деревни Красово, на фронт где он храбро сражался и погиб в борьбе за Родину.

Переполох

Со мной в одном классе учился Павел Кожухов, одаренный ученик. Писал стихи и давал мне их читать. Они были неплохие. Одно стихотворение он послал в районную газету. В ответ из редакции пришло письмо, в котором говориться, что стихотворение слабое и его напечатать не могут. Но в газете регулярно печатались стихи Виктора Стебакова, секретаря редакции. У нас появилась провокационная идея, проверить хороши ли стихи В. Стебакова. На листе тетради мы напечатали последнее стихотворение Стебакова под названием «Утро», запечатали в конверт и послали в «Пионерскую правду». Недели через две получили ответ где было сделано до 10 замечаний с хорошими пожелание автору стихотворения. Если мне память не изменяет, стояла подпись Лебедяева-Кумача, который сотрудничал с «Пионерской правдой». Когда отмечали его юбилей, то со всей страны пионеры писали ему письма, передавали привет, обращались с просьбами и что-то предлагали. В ответ на это он написал: «Наказ суровый как морозец, привет как солнышко горяч. Что ж, по рукам. Орденоносец Василий Лебедев-Кумач».

Полученное письмо из «Пионерской правды» мы отправили районную газету. Как я потом узнал, она там вызвала переполох. Кожухова Павла я видел в последний раз в 1953 году. Он работал инструктором Курского обкома комсомола и, как он мне сказал, его командировали на Балтийский флот для усиления партийного влияния.

Годы учёбы

В 47-м году я вернулся из армии, год проработал в колхозе и решил - надо учиться. И вот тогда я поступил в Ливнах школу рабочей молодежи сразу в 10-й класс. Учиться было очень трудно. Так-как я не учился в 9-м классе, а 8-й окончил в 41-м году. Поэтому мне приходилось сидеть день и ночь, читал учебники, повторял, зубрил, старался и вечером шел на занятия. Это повторялось каждый день, целый год. Я занимался в комнате у хозяйки, которой я жил. К хозяйке приходила девушка соседка и она что-то с ней обсуждала. За год она приходила раз десять, но я не обращал на это внимания, потому что я занимался. И потом, после окончания учебы хозяйка передала мне от нее письмо, в котором она писала, что она ходила не к хозяйке, а ко мне, что она меня полюбила. Я поехал поступать в институт, ответа на письмо не дал и мне стыдно за это до сих пор. Поэтому я сейчас извиняюсь- лучше поздно, чем никогда. Интересно как сложилась ее судьба?

После получения аттестата я поступил в педагогический институт в городе Курске. В 1953 году окончил его и потом всё время жил с семьёй в поселке Тёткино Курской области, там же и работал.

Каждый год летом я ездил на Родину к своей сестре Евгении. Помогал ей кое в чем, а летом 1990 году у нее собрались все наши братья и сестры кроме одного - погибшего Василия. Пятеро братьев являлись участниками войны. И мы знали где погиб Василий в 1943 году. Это случилось в боях за Воронеж. Однажды мы совершили туда поездку, и побывали на братской могиле где в списках захороненных значился и брат Смагин Василий Васильевич. Кстати, в российском «мемориале» под фамилией Смагин значится 11 человек. У меня дочь и сын уже пенсионного возраста, 5 внуков и 4 правнука.

Владимир Смагин.

Катя.png

Сестра Катя

Михаил смагин.png

Михаил Смагин

Сергей смагин.png

Сергей Смагин

Жапня и Костя.png

Сестра Женя с мужем.