Ливны в жизни нашей семьи. Школа

Продолжаем публиковать воспоминания ветерана В.В. Смагина о жизни в Ливенском районе в 40-е годы прошлого века.

24.10.2018 13:15:00
356 просм.

Школьные годы

Наша местная школа, где учились, в своё время, все мои братья и сёстры, была большой и красивой. В ней было два этажа, широкие и длинные коридоры, большие и светлые, классные комнаты. Её в народе называли Большой школой. Так как в других школах было начальное обучение, дети из этих школ приходили к нам. Занятия были в две смены, электричества не было, поэтому вечерами учились под керосиновыми лампами. Тетрадей для учеников не хватало. Были, так называемые, грифельные тетради, в которых ученики делали упражнения по русскому и математике. В тетрадях писали только контрольные работы, сочинения. Не по всем предметам были учебники. По истории учитель диктовал ученикам, что надо запомнить. Потом появился первый учебник под редакцией Шестакова и по ней учили историю все классы.

1.30.2_Аспидная_доска_05.jpg

На фото грифельная доска

Любимая газета

Любимой газетой в школе была «Пионерская правда», в которой печатались интересные книги, например, «Старик Хоттабыч» и мы с нетерпением ждали следующей главы повести. Наверное, в школе не было не одного ученика, который не прочитал бы эту повесть. «Пионерская правда» печатала статьи о мужественной борьбе народа Испании с фашизмом и когда фашисты начали осаждать Мадрид, то защитники в едином порыве восклицали «¡No pasarán!». Ученики нашей школы внимательно следили за этими событиями и поддерживая их борьбу, тоже говорили «¡No pasarán!», что значит «не пройдут». Я выписывал районную газету «Знамя Ленина» и был сельским корреспондентом этой газеты. Писал заметки о жизни в школе и колхозах. Помню одна заметка, помещенная в газете, называлась «Лазейка для воров» где рассказывалось о воровстве работника ветряной мельницы. Однажды я посетил редакцию этой газеты, где мне рассказали, о чем и как надо писать и в добавок дали гонорар 5 рублей.

Был такой случай, я учился в седьмом классе. Мы готовились к выпускным экзаменам, но дирекция школы не обеспечила нас вопросами для подготовки к экзаменам. Были и другие недостатки. Поэтому поводу я написал заметку и материал был опубликован в газете с моей подписью. Учителя прочитали, удивились и возмутились. Где это видано, где это слыхано, чтобы ученик критиковал директора школы. Меня никто не ругал за это и на «ковёр» не вызывали, однако спустя некоторое время дочь директора в той же газете покритиковала меня за слабую работу, хотя я был всего на всего председателем пионерского совет отряда.

"Сюрприз" на уроке

Математику преподавал учитель по фамилии Дэма. Обычно в начале урока он проводил, так называемую, разминку. Перед началом урока он давал ученикам устно подсчитать примеры на умножение или деление. Например, однажды он спросил сколько будет 30 умножить на 40, и ученики подсчитав, подняли руки. Среди них был Ивашов Николай. Ему кто-то подсказал ответ. Учитель обрадовался и дал ему ответить, потому что Ивашов всё время молчал, сидя в одном классе уже 3 года. Так как он был заикой, то с большим трудом невнятно произнес нужный ответ. Учитель не поняв попросил: «А ну Ивашов повтори». Но Ивашов садясь, произнес учителю: «Да пошёл ты к чёртовой матери». Учитель математики подойдя к нему переспросил: «К какой матери?» Взял его за шиворот и выпроводил в коридор. На самом деле Ивашов не был хулиганом, просто ему было трудно говорить. Но вот началась война и Николай пошел из деревни Красово, на фронт где он храбро сражался и погиб в борьбе за Родину.

Переполох

Со мной в одном классе учился Павел Кожухов, одаренный ученик. Писал стихи и давал мне их читать. Они были неплохие. Одно стихотворение он послал в районную газету. В ответ из редакции пришло письмо, в котором говорится, что стихотворение слабое и его напечатать не могут. Но в редакции регулярно печатались стихи Виктора Стебакова, секретаря редакции. У нас появилась провокационная идея, проверить хороши ли стихи В. Стебакова. На листе тетради мы напечатали последнее стихотворение Стебакова под названием «Утро», запечатали в конверт и послали в «Пионерскую правду». Недели через две получили ответ где было сделано до 10 замечаний с хорошими пожелание автору стихотворения. Если мне память не изменяет, стояла подпись Лебедева-Кумача, который сотрудничал с «Пионерской правдой». Когда отмечали его юбилей, то со всей страны пионеры писали ему письма, передавали привет, обращались с просьбами и что-то предлагали. В ответ на это он написал: «Наказ суровый как морозец, привет как солнышко горяч. Что ж по рукам орденоносец Василий Лебедев-Кумач»

Полученное письмо из «Пионерской правды» мы отправили районную газету. Как я потом узнал, она там вызвала переполох. Кожухова Павла я видел в последний раз в 1953 году. Он работал инструктором Курского обкома комсомола. Он мне сказал, его командировали на Балтийский флот для усиления партийного влияния.

znamya1_1959mini-510x510.jpg

День выборов

12 декабря 1937 года я был в школе. В этот день в ней было многолюдно. Мне сообщили, что какой-то мужчина ищет меня. Я с ним встретился, и он повёл меня на выход. Он посадил меня в сани, и мы быстро поехали. Я у него спросил, куда он меня везёт. Тот ответил, что едем на избирательный участок. Там за большим столом сидело несколько женщин. Он подвёл меня к одной из них, и она спросила, как меня зовут. Я ответил. Женщина по списку нашла мою фамилию, и рассказала мне, как надо голосовать. Дала мне бюллетень, и я пошёл в кабину для голосования. Прочитал фамилии кандидатов, свернул бюллетень в двое, я опустил его в урну. Так я учавствовал в выборах, когда мне не было еще восемнадцати лет. В 1939 году вступил в комсомол. Комсомольский билет получил в Ливенском райкоме комсомола. Кстати, он у меня сохранился и до сих пор.

В этом же году Германия напала на Польшу и началась Мировая война. О советской военной доктрине говорилось в стихах так: «Пусть помнит враг, укрывшийся в засаде, мы на чеку мы за ним следим. Чужой земли ненужно нам не пяди, но и своей вершка не отдадим». И еще: «Свою Отчизну в бою защитим, оборону крепим мы недаром и на его же земле мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом».

В нашей школе работали оборонные кружки, на которых мы сдавали нормативы по прыжкам в длину и в высоту, метали гранаты муляжи, а вот винтовка была настоящая, боевая. Тира у нас не было, поэтому стреляли мы в овраге. Вся грудь была в значках ПВХО, ГТО, Ворошиловский стрелок, КИМ, ВЛКСМ и самый маленький значок МОПР (международное общество помощи революционерам). Платили взнос 10 копеек за год.