Свет невечерний. Туристическая поездка на Соловки

Оказаться в летние дни на северном архипелаге Соловки – большая удача. Раньше, как и все верующие, слышала и читала о Соловках. Уважала Соловецких святителей, но не подозревала, какое мощное воздействие оказывают Соловки на человеческую душу. Поездку в эти чудные места в августе этого года подарила нам родственница.

11.09.2013   Краеведение   0 коммент.   3118 просм.    Автор: Вера Шолохова

Это место, где соединяется несочетаемое: самые величественные, добрые и самые жестокие стороны человеческого духа. Что, как не сила и красота духа заставляли людей жить в условиях суровой северной природы и достигать здесь святости. Что, как не крайняя, бесовская жесткость научила богоборцев сделать Соловки местом мучений и смерти тысяч русских людей. Здесь находится древний Соловецкий монастырь, а в его стенах в 1923 году прошлого века коммунисты устроили самый страшный лагерь СЛОН ОГПУ.
Но что поражает до глубины души, так это то, что все и подвижничество преподобных, и лагерное мучительство – все это происходило на фоне сказочной неописуемой и в то же время по северному суровой природы. Это тесное соседство красоты и злобы, подвига и позора все время ощущается на Соловецких островах. Впрочем, природа здесь необыкновенно разнообразна. Кажется, она сама предрасположена к тому, чтобы на одном месте было расположено как можно больше. На небольшой территории нескольких островов умещаются самые разные климатические зоны – от природы, характерной для средней полосы России до тундры. И что в прежние времена монахи выращивали виноград, дыни, арбузы, совсем не сказка.
Как только открылась дверь самолета, прилетевшего рейсом Архангельск – Соловецкие острова, мы вдохнули совершенно особенный воздух. Абсолютно чистый, настоянный на морской соли, аромате деревьев и трав. Аэродром был окружен лесом, лесная дорога вела от него в гостиницу. Это был не глухой бор, а довольно молодой, лиственный лес, но какой же он был красивый, пронизанный  неярким северным солнцем.
В гостинице нам предложили обед и отдых, но мы, верующие люди, отдыхать не стали, по такой же лесной дороге пошли в монастырь на вечернюю службу.
Монастырь оказался недалеко, всего в двух километрах. Вечерняя служба шла в храме святителя Филиппа, служил в этот день наместник монастыря архимандрит Порфирий. Все что можно сказать о чинности, распевности, красоте монастырского богослужениия – все это относится к соловецкой службе. Мы не только наслаждались этим пением и чтением, но и любовались необыкновенным резным иконостасом.  
Утром прошлись вдоль стен обители. Это тоже чудо. Огромные, порой в человеческий рост валуны лежат штабелем, неоштукатуренные, как будто специально для того, чтобы озадачить паломника вопросом: какими же сверхчеловеческими усилиями возможно было водрузить эти громадные ассиметричные, неподходящие для строительных форм глыбы одну на другую, чтобы в результате получились осмысленные стены, башни, ворота и окна? Это глыбы словно заставляют все время помнить, что жизнь – это постоянное напряжение, труд, усилия, борьба и боль.
Кстати, нам очень повезло. Все прогулки и экскурсии проходили при хорошей, солнечной погоде. Правда, солнце, хоть и светило, но не грело из—за ветра постоянно дувшего с севера или с северо – востока. Нам объяснили, что здесь – это обычное явление. Зато на открытом пространстве, где есть разгуляться ветру, -- нет комаров, которые тотально «оккупировали» тихие пространства в лесных чащах, в глубине острова. В 20 веке этим единственным хищникам Соловков было уделено особое внимание, они стали орудием пытки, обнаженных зэков Соловецкого лагеря привязывали  к деревьям в лесу на съедение комарам…
Воспоминание об этой жестокости было навеяно первой экскурсией дня – поездкой на Секирную гору. И располагающийся на ней Секирно – Вознесенский скит — в 12 километрах от монастыря. Стоило посетить Секирную гору и вернулось потрясающее ощущение страшного соседства святости и изуверства. Секирная гора, на вершине которой построена  Вознесенская церковь с маяком (маяк под крестом на куполе сохранился с давних времен) была  самым строгим скитом в монастыре с давних пор. А в года ГУЛАГа прямо в церкви располагались 4 отделения СЛОНа и штрафной изолятор, где свою мучительную смерть нашли тысячи людей.
Пропев в еще ждущем своего окончательного обновления храме «Вечную память» и «Общее воскресение», мы спустились вниз по длинной деревянной лестнице, знаменитой тем, что охрана сбрасывала с нее заключенных, привязанных к бревну.  К подножию лестницы долетал труп… А ведь когда – то по этой лестнице к храму поднимались грешники, жаждущие покаяния и утешения.
После  Секирной горы мы направились в Макарьевскую пустынь, светское название – Ботанический сад. Это заповедное место в глубине острова, где сложился особый микроклимат. Холмы защищают маленькую, уютную долину от холодных ветров, и монахи в давние времена насадили здесь огород и чудесный сад. Вот где, оказывается, произрастали знаменитые дыни и арбузы. А еще здесь цвели десятки кустов красных роз, благоухали лекарственные растения. Роз и овощей не осталось, но насаженные в девятнадцатом веке густолиственные кустарники по – прежнему обрамляют дорожки, а центральная пихтовая аллея разрослась.
Экскурсия закончилась посещением, так называемых Филипповых садков. Имеется в виду хитроумное приспособление для ловли морской рыбы, которое придумал в 16 веке игумен Филипп Колычев, будущий митрополит Московский и будущий священномученик.
Следующий пункт осмотра – остров Анзер. Легенда говорит, что несколько столетий  назад к монаху, насельнику этого острова, явилась Богородица и повелела строить храм посвященный Распятию, «потому что много крови русской прольется на этом месте». К Голгофо – Распятскому скиту мы шли пешком 6 километров по лесу. Церковь Распятия – вершина Соловков в прямом и переносном смысле. Он стоит на самой высокой точке островов. И находясь в тысячах километрах от Иерусалима, стоит на той же географической широте, на которой находилась подлинная Голгофа. Много ли в мире таких храмов! Да еще, чтобы эта Голгофа была ознаменована нерукотворным крестом, образованным из березы, ветки которой непостижимым образом выросли под прямым углом к стволу!
При Петре 1 здесь просиял преподобный Иов, основатель скита. Его мощи находятся здесь же, в храме Воскресения Христова у подножия Голгофской горы. Во времена лагеря здесь был размещен больничный стационар. Больных «лечили» изуверским способом, например, водили в баню по морозу в полураздетом виде за несколько десятков километров к небольшому тазику воды на всех.  Кто не умирал по пути, доживал до завтра, чтобы умереть от воспаления легких…  
Здесь 7 февраля 1929 года умер от тифа священномученик Петр (Зверев) митрополит Воронежский и Задонский. Сейчас его почитают главой сонма Соловецких новомучеников, прославленных в лике Новомученников Российских. Его мощи, обретенные в 1999 году в Голгофо—Распятском скиту, ныне покоятся рядом с мощами основателей обители Зосимы, Савватия и Германа.
Сейчас скит с каждым днем обновляется, очищается от лагерной скверны. Круглый год здесь живут семь монахов, которые постепенно штукатурят стены, ремонтируют кровлю, вставляют новые рамы. Наверняка скоро будет написан новый иконостас. Диву даешься, как можно такие работы вести на полунеобитаемом острове, на вершине горы в условиях постоянной стужи.
Всего, что мы увидели, не опишешь в небольшой статье. Не уместится в нее история монастыря, насчитывающая несколько веков и несколько героических страниц.  
Вот разве что несколько слов о возрождении монашеской жизни в двадцатом веке. В 1989 году на острове была зарегистрирована приходская община. Тогда же на Соловки прибыл игумен Герман, который сейчас  является духовником монастыря и с ним шесть монахов. Несколько лет им приходилось совсем мало спать и очень много работать, да еще переносить неприязнь от светских жителей острова. Далеко не все жители Соловков, поселенные здесь в годы советской власти, хотели возрождения монастыря. Они боялись переселения, привыкли к тому, что Соловки являются их родиной и как бы их собственностью. Но эта горстка монахов перенесла все. А когда в устроенном ими храме начались богослужения, к ним  стали приезжать другие.
Когда-то в монастыре было более двухсот монахов. Сейчас их от силы 70 человек. Но православная вера крепка в них и помогает переносить все трудности круглогодичного житья на дальних северных островах неподалеку от полярного круга.
Путь обратно от Соловков до Архангельска был коротким. А память об увиденном и пережитом оказалось долгой. Мне кажется, что годы наших будней, проведенные в трудах и заботах, порой меньше стоят, чем несколько дней, в которые ты можешь коснуться такой огромной глыбы – истории Соловков в ее святости и в ее ужасающей жестокости. Какую великую веру имели новые мученики Соловецких островов, люди самого разного происхождения и вероисповедания. Будем молиться о том, чтобы Бог дал нам такую же силу веры, чтобы их мученичество давало плоды и сегодня, чтобы мы имели силу верить, что Христос и сейчас, сегодня  среди нас. Будем молиться за них, чтобы они могли молиться за нас и за мир во всем мире.

Записала Людмила Перелыгина.



написать комментарий