Чисто семейное убийство

Жена убила мужа в состоянии аффекта.

26.02.2014   Суд да дело   0 коммент.   3589 просм.    Автор: Лариса Минц

Этот дом на улице Дружбы народов  в одной из деревень Покровского района действительно был похож на небольшую крепость. По периметру участка глухой забор, во дворе большая собака, на окнах плотные занавески. Жители деревни знали только, что в доме поселились москвичи — муж и жена, которые год назад купили этот дом, чтобы использовать его в качестве летней дачи. Новые хозяева дома были людьми замкнутыми, не поддерживали отношений даже с ближайшими соседями. Тем больше удивились деревенские жители, когда их пригласили 20 июня прошлого года в этот дом, в качестве  понятых. В одной из спален на полу лежало тело пожилого полного мужчины — Валерия Чередниченко. На лице покойного ссадины, тряпка, подложенная под голову, тоже в крови.
— Вчера он напился пьяным, — объясняла жена Чередниченко Тамара Васильевна. Несколько раз падал, ушибался. Я его подняла, уложила. Он уснул, а утром — вот…
Предположили, что причиной смерти мужчины стал алкоголь. Но патологоанатом, проводивший вскрытие, не согласился с этой версией. Он утверждал, что Чередниченко задохнулся. «Вследствие многочисленных переломов ребер была нарушена каркасность грудной клетки, — гласило заключение экспертизы, — в результате возникла дыхательная недостаточность, повлекшая за собой смерть потерпевшего». Такую обширную травму нельзя было объяснить случайным падением.
— Он падал не один раз, — возражала Тамара Васильевна. — В мае? – июне муж пил каж-дый день. Дней за десять до смерти упал и скатился по кирпичным порожкам в погреб. После этого у него было много синяков на теле и голове и синее левое ухо. А за четыре дня до смерти он сел в огороде на битое стекло, и мне пришлось обрабатывать ему рану. Я заклеила её. Пластырем.
Женщина даже показала следователю длинную, крутую лестницу, с которой скатился её муж.
— Но если бы причиной травмы было падение с лестницы, ваш супруг скончался бы гораздо раньше, — возражал следователь.— Только Вы знаете правду, скажите её.
Чередниченко замялась, при-
кусила губу, потом тяжело вздохнула и решилась.
— Хорошо, я все расскажу, пишите…
Супруги Чередниченко прожили вместе много лет, но эта жизнь не была спокойной и счастливой. Валерий Николаевич, по словам его супруги, постоянно искал развлечений на стороне. Дважды его романы с другими женщинами приводили к разводу.  Но пожив некоторое время в новой семье Валерий Николаевич возвращался обратно.  
— Отец был скрытным человеком, необщительным, когда выпивал, часто проявлял агрессию и к домочадцам, и в отношении окружающих, — вспоминал сын покойного. — Он неоднократно избивал мать. Но она не обращалась  в полицию.
Тамара Васильевна принимала мужа, потерпевшего очередную любовную неудачу. Может быть, она продолжала любить его? А может быть, верила обещаниям, что  после загула у них опять начнется нормальная семейная жизнь? Несмотря на неустойчивое семейное положение к шестидесяти годам супруги Чередниченко нажили квартиру и комнату в Москве. А когда Тамара Васильевна тяжело заболела и получила инвалидность, купили дом в деревне, чтобы женщина могла летом жить на свежем воздухе.
Дом был куплен в 2012 году, а в начале 2013 Тамара Васильевна узнала, что муж втайне от неё взял большой кредит в банке под залог квартиры, деньги не вернул, и семья может потерять  жилье.
— Я подала на развод, чтобы сохранить  хотя бы часть имущества, — вспоминала она. — Это был первый развод по моей инициативе. Но развели нас слишком поздно. На квартиру уже был наложен арест.
К счастью, дом в деревне не был заложен. Тамара Васильевна уехала туда. И заявила, что с мужем на этот раз рассталась навсегда, видеть его и жить с ним она больше не хочет. Пусть справляется со своими проблемами, как знает. Но через несколько месяцев после развода в ситуацию вмешался Чередниченко сын. Он стал просить мать простить отца и вновь принять его в семью.
— Он закодировался, — уверял Андрей Чередниченко. — Больше пить не будет. Вы все-таки столько лет в  месте прожили. Неужели оставишь отца бомжом?
И Тамара Васильевна опять поддалась на уговоры. В марте прошлого года Чередниченко приехал в деревню.
Поначалу все шло вроде бы неплохо: прощенный супруг  благоустраивал дом, работал в огороде. Но с каждым днем бывший москвич становился все мрачнее. Не по вкусу, видно, пришлась ему деревенская жизнь.
— Отец опять стал пить, — рассказывал сын. — Когда напивался, уходил к себе в комнату, сам с собой разговаривал, проклинал жизнь.
На ком выместить досаду за неудачи, за потерянное жилье в Москве?  Вот она рядом — терпеливая жена, много лет сносившая измены и побои. И Чередниченкор опять стал бить Тамару Васильевну. 19 июня он почему-то стал особенно агрессивен. В пьяном виде мужчина пришел на кухню и потребовал, чтобы жена купила ему еще спиртного. А когда она отказалась, затеял скандал.
— Он стал оскорблять меня нецензурной бранью, требовал, чтобы я пошла и купила спиртного, а когда я отказалась, начал бить.
Сначала женщина закрывала руками голову, потом оттолкнула мужа, потому что хотела выбежать из кухни. От этого толчка пьяный Чередниченко упал. И в этот момент в состоянии женщины произошел внезапный перелом. Она перестала быть покорной жертвой.
На столе лежала веселка — деревянная палка метровой длины, выструганная в виде весла. Татьяна Васильевна схватила её и стала бить мужа по рукам, по голове, по туловищу, в общем, по чему попало. Потом она пинала его ногами, потом стала топтать врага…
Женщина не думала о том, какие травмы она при этом наносит, чем кончится это избиение. Это был аффект — особое психическое состояние, вызванное сильными эмоциональными переживаниями и лишающее человека возможности управлять своими  действиями.
Характерная примета аффекта — кратковременность. Через десять минут Тамара Васильевна опомнилась. Избитый муж стонал на полу и клялся, что «больше никогда, никогда не поднимет на нее руку». Жена подняла его, помогла добраться до спальни, уложила и спросила не вызвать ли скорую. Но муж от медицинской помощи отказался. И еще раз попозже Тамара Васильевна проведала его. Ей показалось, что Валерий Николаевич спал. Тогда она тоже легла и уснула.
Ну, а утром обнаружила мужа на полу. Мертвого.
Чистосердечное признание смягчает вину, но самым сильным доводом для суда было заключение психолого-психиатрической экспертизы, которая признала, что Т.В. Чередниченко избила мужа в состоянии аффекта. Ведь с юридической точки зрения аффект не просто вспышка гнева или отчаяния, он должен быть вызван противоправными действиями жертвы этого аффекта.
Признав свою вину, Тамара Васильевна Чередниченко была готова перенести суровый приговор. Но суд назначил ей наказание в виде 1 года и 6 месяцев ограничения свободы.
Прошло несколько недель после суда, а у следователя все не выходила из головы эта нерядовая история. Он съездил к Тамаре Васильевне в деревню. И нашел её изменившийся, поздоровевшей и даже, кажется, помолодевшей.
— Нет, возвращаться в Москву я не думаю, — сказала она. — Здесь такой чистый воздух, так спокойно. Знаете, мне понравилась деревенская жизнь.
Выглядела она как человек только что отпущенный из тюрьмы. И кто бы осудил её за это? Следователь, во всяком случае, осуждать не стал.

По материалам Ливенского МСО.



написать комментарий