Как Женя Сердченков квартиру получал

Фамилия героя статьи, как лакмусовая бумажка, выявила отношение к нему, сироте, чиновников и совершенно посторонних людей. Сердечность в наше время — редкое явление. C 2012 года «УГ» рассказывает и следит за судьбой сироты-детдомовца Жени Сердченкова. Долгое время он был никому не нужен и жить ему было негде. Благодаря вмешательству газеты и неравнодушных людей справедливость восторжествовала. Сегодня у него есть собственный дом.

14.05.2014   Общество   0 коммент.   2845 просм.    Автор: Сергей Бочаров

Жизнь с самого раннего детства была к нему жестока. Женя родился в 1988 году в городе Ливны и проживал здесь до 1993 года. Его родители, Валентина Иванникова и Владимир Климченков, видели радость жизни в пьянке. Когда на этой почве случались домашние ссоры, им было не до детей (у Жени еще была сестра, о ней сегодня ничего неизвестно). Голод, ожидание матери по нескольку суток, безнадега – Женя с детства  к этому привык. В итоге родителей лишили прав, Женю забрали в приют, а вскоре  мать и отец с разницей в год умерли—алкоголь, как известно, жить долго не дает.
Женю городские органы опеки отдали на усыновление в семью из Ливенского  района. Однако, именно этот роковой шаг стал для парня продолжением еще больших мытарств. Новая семья Сердченковых тоже вволю поиздевалась над приемным сыном — соседи и жители села тому свидетели.  Решением суда усыновление было аннулировано,  мальчика у семьи отобрали, и Женя оказался в детском доме (а их было несколько) до тех пор, пока не исполнилось ему 18 лет. Детдомовец — этот статус сохранился у него и по сей день, но вместе с ним страшные воспоминания о том, как приходилось выживать. Били, издевались, насмехались, глумились. Забитость, желание быть незаметным, безразличным ко всему остались с ним до сих пор. Выпуская его «в жизнь» из последнего детдома,  «втэковская» комиссия врачей решила сначала, что у Жени умственная отсталость, но это не подтвердилось. Зато диагноз возник потом — как следствие перенесенных страданий и неумения адаптироваться в быту и социуме. Привыкнув жить по команде, он с огромным трудом «ввинчивался» в современную жизнь. И если бы не сочувствие неравнодушных людей рядом, неизвестно,  где и как долго бы он просуществовал. Это главный вопрос.
Когда Женя вернулся в Ливны,  то его городская опека вновь направила в район, таким образом нарушив его права на получение жилья в городе. Жить ему было негде. Полгода Сердченков скитался по деревням и знакомым, не нужный никому.
В суде пришлось  решать вопрос о том, кому сироте предоставлять квартиру: району или городу. И районный и городской отделы опеки и попечительства перекладывали эту «почётную обязанность» друг на друга. Пока по решению суда его, прожившего в Ливнах пять лет, «приписали» к району. Ну а поскольку из Здоровца он «ушел» в детдом, то именно  в Здоровце и должны были предоставить ему жилье на условиях социального найма. Но такового в селе не нашлось. Зато в Воротынске нашелся дом 1957-го года постройки (аж за 250 с лишним тысяч рублей). Все были довольны: районная опека тем, что быстро определила детдомовца, сам он был рад, что вернулся хоть в какое-то жилище. Но «подарок» оказался с «сюрпризом» в виде протекающей крыши, трещин в несущих стенах и общего начинающегося разрушения. «Жилое помещение не является пригодным для проживания и требует проведения капитального ремонта»,--гласил вердикт жилищной инспекции. Как прожил там Женя три года, Бог весть. Дом стоял на отшибе, далеко от людей, работы в деревне не было, платить за коммунальные услуги было нечем.  Сначала  за неуплату приехали «газовики» и отключили газ, а затем приехали отключать свет. Работница горгаза была в ужасе, зайдя в дом. С потолка свисали сосульки, в доме было около 20 градусов мороза, а Женя лежал, укрывшись тряпьем и замерзал. Он смирился со своей участью  и  готов был ко всему… Эта женщина и забила тревогу, обратившись в газету.
О Жене написали, люди о нем узнали. Наша постоянная читательница Т. П. Еренкова ,  известная в городе своей активной гражданской позицией, сразу же присоединилась  к нам и стала Сердченкову помогать.  «Когда я прочла о Жене в вашей газете, я не смогла остаться равнодушной к его судьбе. Удивительно, но после первой публикации даже никто не откликнулся никаким образом, не среагировал. Уже познакомившись с парнем и начав ему помогать, я оторопела однажды, когда он вдруг пришел ко мне домой полураздетый, в резиновых шлепанцах на босу ногу, а на улице снег с дождем. Ему некуда было идти».
Бывшего детдомовца взяли на работу на Ливенскую кондитерскую фабрику, оплатили его долги по «коммуналке», там же он питался и ночевал, и был рад, что теперь среди людей и в «гуще» событий. Немного оттаял.  Но все-таки, его заболевание не позволяло ему в полной мере нести ответственность за свои поступки, желания, социальную активность. С ним непросто, увы. Психологическая инертность, покорность судьбе, неумение добиваться своей цели  ( да и вообще обозначить ее) и многое, из-за чего у него сегодня  инвалидность, делает Женю Сердченкова сложным объектом для оказания ему помощи.  Тем более достойным уважения является та милосердность, с какой помогает ему, например, та же Еренкова. Стараниями пенсионерки, для которой этот детдомовец был никто, ее соседки А.И. Батерук, Женю одели, обули, накормили. Тамара Прокофьевна сама отвезла его в областную больницу в Орел, где вникшие в его ситуацию специалисты помогли ему. Женя жил в больнице до тех пор, пока не решился его вопрос с жильем. Работник кондитерской М. Ю. Булатников, сотрудники Ливенской межрайонной прокуратуры и, в особенности, помощник прокурора Т. Г. Сазин — неравнодушные профессионалы,  и еще много добрых людей принимало участие в судьбе сироты, инвалида, детдомовца.
После публикации делом Жени занялась прокуратура. Однако, чиновники не сдавались, пытаясь убедить в своих ответах, что Женя сам виноват, что дом его разрушается. Более того, пытались убедить и Женю, что этот дом на краю деревни—благо ( птички, огород, свежий воздух), и если бессловесный и забитый  детдомовец не приватизирует его, то останется «бомжем». Очень-очень пытались убедить. Но   прокуратура  подала иск в суд с требованием администрации г. Ливны и Ливенского района отменить незаконное распоряжение о признании Е. Д. Сердченкова «районным» сиротой и обеспечить его жилым помещением на территории города Ливны.
Все, что происходило с Женей, происходило по причине нарушения закона ответственными за его жизнь структурами. Нарушений было немало, об этом свидетельствуют многочисленные документы и отписки чиновников. Но вот, наконец, главное — городскую администрацию суд обязал обеспечить Сердченкова Е. Д. благоустроенным жилым помещением по договору социального найма в срок до 1 июня 2013 года. Однако, только в мае нынешнего года справедливость восторжествовала: Жене предоставили однокомнатную квартиру со всеми удобствами.
Хэппи энд? Не совсем.
Необходимо сказать о том, как люди помогали Жене и сопровождали его на жизненных ухабах. И о том, сколько еще придется далее помогать ему идти по этой жизни.
Сегодня, кроме обживания новой квартиры, Жене необходимо встать на учет в Пенсионный Фонд, получить прописку, сделать еще множество дел, на которые у обычных-то людей порой не хватает терпения и нужной информации. Кто будет помогать Жене Сердченкову в этот раз? Грубо говоря, водить его по инстанциям  и присматривать за ним?
Кстати, о квартире. Тот, кто продал ее городской администрации, не удосужился привести ее в порядок. А там были серьезные проблемы, с которыми сирота-инвалид не справился бы. Например, вызвать теплотехника и поменять протекающую батарею, купить новый смеситель в ванную, починить водопровод, поменять газопроводный шланг, все вычистить и отмыть (люстру, ванну, потолок на кухне, закопченный до бурого цвета, окна, газовую плиту и т.д.).
Сегодня у Жени есть настоящий Дом, светлый и уютный. На окнах висят шторы, стоит заправленная по всем правилам кровать, кресло, стол, телевизор, есть вся необходимая кухонная утварь и чистящие средства, настенные часы, зеркало, даже новенькая сушилка для белья. Как, где и на что  он бы все это взял? Кто об этом подумал? Ответ таков: тот, кто представил на месте Жени своего сына. Как матери, Еренкова и Батерук и поступили. И помогали им те, кто мог бы так сделать и для сына: бесплатно, бескорыстно, искренне. Привезти все эти вещи, починить все, что нужно, помочь всем, чем можно.
Одна из них просто говорит: « У меня трое детей. Сын, когда был в армии, оказался в трудной ситуации. Добрые люди точно так же помогли ему и не оставили в беде. Я им бесконечно благодарна. Тем более, что я видела, как Женя жил в деревне. Пусть поживет теперь дома».       
Многие спрашивают и Тамару Прокофьевну: « А зачем Вам вся эта возня? Вы же знаете, что благодарности ждать не придется, и еще неизвестно, как сложатся дальше обстоятельства…» Она, чуть задумавшись, убежденно отвечает: « Я не смогла бы иначе. Никто не должен погибнуть или пропасть — животное или человек. Мы — люди. Мы должны помогать тем, кто не может себя защитить. Нельзя допускать, чтобы человек жил недостойно, или собака погибла от голода на наших глазах. Как хорошо, что еще есть такие, что бескорыстно приходят друг другу на помощь в трудную минуту!»
И еще один очень важный нюанс. Есть и те, что подозревают пенсионерку в корысти — ни много, ни мало. Ну кто сегодня будет еще так истово хлопотать для совершенно постороннего, больного, одинокого  парня за «просто так»! Да быть того не может! Но те, кто знают Т.П. Еренкову, всерьез  оскорбятся за нее.
—Я достаточно обеспеченный человек, — говорит она. – У меня все есть, и я ни в чем не нуждаюсь. Но, повторяю — я не могу пройти мимо несправедливости. И постараюсь не позволить ей свершиться. Я знаю, что добрых людей на свете гораздо больше. Вся история с Женей это подтверждает.
В настоящее время Евгений Сердчернков находится в областной больнице для подтверждения диагноза и оформления пенсии. В конце мая он должен приехать домой и справить новоселье.Мы обязательно расскажем об этом событии. Но остаётся один вопрос: почему стараниями только добрых людей Женя еще держится на плаву, а те, кто обязаны по статусу и роду деятельности помогать таким, как Сердченков, наоборот—кажется, даже противодействуют требованиям закона и совести?



написать комментарий