Дутое — Семенихино

На подъезде к Дутовской поселенческой администрации пахнуло чем-то родным и до боли знакомым. Под высокими елями, сжимая в кулаке кепку, стоял собственной персоной Владимир Ильич Ленин. Обрадовались мы вождю пролетариата не по идеологическим причинам, а по лирическим. Уж очень родной и привычный был вид у статуи. Эта крашеная серебрянкой фигура много лет стояла на центральной площади нашего города.

16.12.2009   РЕПОРТАЖИ   0 коммент.   1184 просм.    Автор: Людмила Перелыгина
Новости Ливны -Новости Ливны -

— Ленин здесь стоит по желанию прежнего руководителя хозяйства Болотского, — пояснил глава поселенческой администрации Алексей Иванович Кожухов.- Когда в Ливнах решили заменить старую статую, Петр Зиновьевич привез сюда к нам.
Судя по внешнему виду, живется Ильичу в дутовско- семенихинской ссылке неплохо. Постамент побелен, асфальт выметен, все вокруг в полном порядке. Как бы ни относились местные жители к прошлому, а статую они не обижают. Впрочем, они здесь ко всем приезжим относятся уважительно и дружелюбно. Поэтому приживаются на этой земле самые разные люди. Из тысячи двухсот жителей Дутовского сельского поселения не менее трети не коренные дутовцы-семенихинцы-парахинцы, а пришлые. Жители небольших деревенек, из которых состоит эта административная единица, в шестидесятые, семидесятые годы уезжали в город, да так активно, что, например, деревню Полевская пришлось с карты Ливенского района убрать, потому что жителей в ней не осталось. Потом администрацию переместили из Дутого в Семенихино, поближе к тогдашнему центру деловой активности — колхозу «Семенихинский». Когда дела в колхозе пошатнулись, отток жителей усилился. Но на их место стали приезжать русские люди из Казахстана и Средней Азии.
— Мы принимали их хорошо и не делали различия на своих и чужих, — говорит А. И. Кожухов. — Наверное, поэтому в наших деревнях прижились отставной военный, профессор-философ из Москвы и фермер из Швеции.
Фермер Ярл Матиассон самая яркая достопримечательность здешних мест, им в Дутовской администрации гордятся. Все-таки только здесь живет мужик, который ведет хозяйство на европейский манер и не прогорает, несмотря на всякие трудности вроде климата, высоких налогов, плохих законов и прочего, что мешает подняться на ноги местным, российским фермерам.
Обосновался Матиассон в полукилометре от деревеньки Головище, в которой осталось всего 6 домов. Самого хозяина мы на месте не застали: швед уехал в Ливны возбуждать дело против недобросовестного покупателя. Перекупщик увез зерно, перечислил за него половину оговоренной суммы и исчез с горизонта.
— Ярл не первый раз попадает в такое положение, — рассказал его управляющий Александр Владимирович Охлопкин, которому было поручено показать нам хозяйство. — Особенно обидно было в прошлом году. Заключил договор с фирмой на пивоваренный ячмень, вырастили мы хороший урожай, повез он его заказчикам, а те сказали не возьмем, зерно нам не нужно и отправили ячмень обратно.
Особенности русского бизнеса, видимо, уже не удивляют иностранца. Он умело сочетает европейское и российское. Техника у шведа в большинстве русская, да и семена местные. Первый год он привозил элитное зерно из Европы, но оказалось, что для наших полей оно не годится. И теперь Ярл закупает только семена, выращенные в России.
Но требования к работникам у него европейские.
— Мы даже пустую коробку от сигарет на территории не бросаем, — говорят рабочие. — За мусор штраф. Появиться на работе в нетрезвом виде вещь немыслимая, за ней сразу последует увольнение.
И работать нужно с полной отдачей. В этом сам хозяин и показывает пример. Во время посевной и уборочной Ярл Матиассон садится на трактор или комбайн и трудится весь световой день. По началу рабочим было в новинку такое поведение. Сейчас привыкли, как привыкли к сдержанному, уважительному обращению без мата и грубостей, к аккуратной — число в число, выплате заработной платы.
Работает у шведского фермера всего восемь человек механизаторов. В услугах агронома Матиассон не нуждается: прежде чем взяться за фермерство он окончил учебное заведение, которое готовит специалистов для сельского хозяйства, и прошел немалую практическую школу на ферме своего отца в Швеции. Правда, хозяйствовать там приходилось всего на 25 гектарах земли. А в России посевной клин фермера Матиассона составляет 2 тысячи гектаров и постоянно увеличивается. Только в нынешнем году Ярл получил в аренду свыше трехсот паев крестьян из Семенихино и из Верховского района. Эта земля не засевалась в течение года. Сейчас хозяева паев передали ее Матиассону. Передали потому, что знают: в его руках земля не пропадет, не зарастет бурьяном, а будет постоянно наращивать свое плодородие, и условия арендного договора будут в срок и добросовестно выполнены.
— Я не раз ему говорил: «Ярл, зачем ты берешь эту землю? — поделился с нами Александр Владимирович Охлопкин. — Остановись, давай добиваться европейских урожаев с тех гектаров, которые ты уже имеешь». Но он считает, что земля — величайшая ценность и бросать ее необработанную нельзя.
По словам работников Ярла, которые за восемь лет совместной деятельности стали ему друзьями, ферма Матиассона последнее время стала центром притяжения для русских фермеров. Кто-то приезжает в Головище спросить совета, кто-то просто пообщаться, рассказать о своих проблемах.
— Он сейчас всех агитирует, — с улыбкой говорит Александр Владимирович. — Уговаривает создавать профсоюз фермеров. Правда, наши пока на это не согласны.
Что ж, опять налицо европейский подход к делу. Это у нас фермер в одиночку воюет со всеми своими многочисленными бедами. А в Европе часть его забот берет на себя профсоюз.
Сейчас огромные угодья фермы отдыхают, первый снежок слегка припорошил всходы озимых. Может быть, со временем эта земля перейдет в руки Матиассона младшего, которому сейчас всего два года. А может быть… Нет, загадывать не будем, в России ни за что нельзя ручаться. Одно ясно, такие фермеры, как Матиассон очень ей нужны.



написать комментарий