«…И живу я в старом-старом доме, из него выходят три окна»

Старый дом купца Жеребцова по улице Пушкина — уникальный, один из самых древних в Ливнах. Туристы, гости города и ливенцы стараются запечатлеть его на фото. В доме еще живет несколько семей. С одним из старожилов – Петром Ямщиковым — встретился наш корреспондент.

18.05.2016   Краеведение   0 коммент.   875 просм.    Автор: Галина Кондратьева.
Новости Ливны -Петр Сергеевич и Сергей Петрович Ямщиковы. Фото автора.

Петр Сергеевич и Сергей Петрович Ямщиковы. Фото автора.

Сколько ни ходишь мимо этого дома, столько раз восхищаешься: ну какая старина и красота! И старая кирпичная кладка свода ворот, старые стены, где еще сохранились железные петли дверей, и двор, мощеный большими, отполированными за десятилетия камнями, и двери, и окошки с резными наличниками…Прямо песня, красивая, старинная, русская песня…

Дом

Казалось, что и те, кто еще живет в доме Жеребцова, должны быть особенными людьми из прошлой эпохи. И надо же — мы почти не ошиблись! Заходим во двор, открываем дверь — и попадаем в историческое прошлое. Напротив входа — деревянная дверь с амбарным замком, потолок из деревянных балок, еще довольно крепкая деревянная лестница со стертыми ступеньками. Она ведет на второй этаж к квартире Петра Сергеевича Ямщикова.
Петр Сергеевич — добрейший человек! Уже ему за 80, но он очень гостеприимен и общителен.  
Его сын Сергей Петрович, провожает нас в самую большую комнату. Так вот что за окнами с наличниками! Эта комната словно бы декорация к фильму 60-х годов — и стол посередине, и  абажур  над ним, и уют, и тепло, и фотографии на стенах. Наверняка, был и большой фикус! Все сохранено практически неизменным с тех пор, когда Ямщиковы въехали сюда много лет назад. Сохранен уклад жизни, заведенный хозяйкой, увы, уже ушедшей… Но благодаря сыну, он поддерживается до сих пор.
— Жене дали эту квартиру от райсоюза (она там работала), мы живем здесь с 1961 года, — рассказывает хозяин. — А потом нам предложили ее выкупить.
В доме за круглым столом всегда собирались друзья и родственники, за чаепитием, а порой и рюмочкой, неспешной беседой. Окна летом открывались настежь,  мимо шли праздничные демонстрации.
В маленькой кухне есть и печка! Она топится дровами. На ней Сергей готовит отцу еду (причем, точно, как из старинной уже книги «Домоводство», бывшей тогда в каждой семье). И книга тоже здесь.
Полы дощатые, полуистершиеся половицы прибиты коваными вручную гвоздями. Правда, воды и туалета в доме нет. Ямщиковы показывают еще одну крохотную комнатку. Это, пожалуй, комната-реликвия. На стенах  портретные фото хозяйки, Сергея (с Доски Почета), сундук, сделанный в свое время Петром Сергеевичем, стопки бережно перевязанных старых журналов по дачному хозяйству, плетеные корзины, старый коричневый чемодан с металлическими углами и множество разных бытовых мелочей, рассказывающих о буднях этой семьи.  Это была прекрасная, счастливая жизнь!

Отец

Фамилия Ямщиковых говорящая, старинная. Наверняка, кто-то из предков и был ямщиком. Уже этого не узнать.  
— Сам я сергиевский, с двадцать девятого года, — рассказывает Петр Сергеевич. — В семье отца было шестнадцать душ. Жили они во время революции где-то на деревенских выселках, потому что не захотели идти в колхоз.
Его отец, русский крестьянин, поехал учиться на бухгалтера в Елец. И перевез туда всю семью. После окончания бухгалтерских курсов, вся семья переехала в Ливны. Купили дом в Заливенке (сегодня он цел, используется как дача), там и жили. Работал бухгалтером в тюрьме. Часто говорил своей жене: «Тяжело ходить каждое утро работать «под замок», не хочу больше». Но «замок» оказался клещами: в 1938 году Сергея Васильевича Ямщикова забрали. Кто, куда, зачем, почему? Все знают — было время доносов, ночных арестов,наветов, клеветы, неразберихи. Из-за репрессий сгинуло множество умных, талантливых людей…

Петр

— Я остался без отца, — вспоминает Петр Сергеевич, — и часто плыл по течению.
В 1945 году он окончил ФЗУ (фабрично-заводское училище).
— Директор школы дал мне 100 рублей, присвоил 4-й разряд. Я получил специальность столяра. Помню,  какая  в том году была красивая весна! Я вышел из училища и стоял, любовался.
Пять лет Ямщиков проработал в ремконторе: таково было направление, иначе за несогласие могли дать год тюрьмы! А в пятидесятом году ему пришла повестка из городского военкомата.
— Мать насушила сухарей, пошла провожать меня к пункту призыва. Тогда брали всех — годных и негодных, после войны мужиков было мало, а защитники должны быть!  
Из Ливен — в Орел, из Орла в «телячьих» вагонах — в Брест.  
Служить пришлось в легендарной Брестской крепости. Тогда еще подвиг ее защитников не был увековечен, крепость была  практически разрушенной, и солдаты ее восстанавливали, параллельно проходя военную науку. Тогда людям надо было выжить, восстановить в первую очередь хозяйство, засеять и собрать хлеб, построить заводы. Жизнь была тяжелая—и служба несладкая.
— Сапог у нас не было, дали нам обмотки, — вспоминает Петр Сергеевич, и вдруг непрошенные слезы застилают ему глаза, — были такие страшные морозы, что многие поморозили ноги, и я в том числе… Буханку хлеба разрезали на 10 частей: сослуживцы кидались разбирать, голодные все были постоянно.
Младший сержант Ямщиков был командиром орудия  противотанкового истребительного дивизиона. За хорошую службу и столярную  работу  ему дали отпуск.
— А мать в это время работала, сторожила. Ей сказали, что сын приехал, она, бедная, бежала домой—аж ноги подкашивались, — Петр Сергеевич опять закрывает лицо руками.
Служить пришлось три года. И все время службы солдаты ощущали еще не остывшую, мощную энергию проходившей в крепости смертельной битвы. Память о подвиге защитников Брестской крепости сегодня жива, как и жив их подвиг во имя мира.
Не так давно из Ливен ездила делегация школьников в Брест. Ребята были и в Брестской крепости. Ямщиков очень хотел  туда попасть и вспомнить трудные годы службы, но вот не довелось.  
После службы, Петр Ямщиков помогал восстанавливать разрушенные Ливны, делал для домов двери, окна. Помогал в городской больнице (бывший Дом ветеранов на ул. Дружбы народов), где тогда главврачом был Петр Саввич Баженов. Расчищал подвалы, сносил туда трупы  людей, опухших от голода. Был стрелочником на железной дороге, кочегаром на паровозе, а потом и машинистом! Закончил шоферские курсы в заливенской автошколе (этот домик №26 еще цел на углу улиц Красова и Заливенской). Перевез на автобусе бессчетное количество пассажиров за многие годы работы в автоколонне «1545» (кстати, раньше она была «авторотой»).
Многие ветераны – водители могут с Петром Сергеевичем вспомнить, как сами строили автоколонну, теплый гараж, ямы, мойку. До этого ремонтировали автобусы и машины в экстремальных условиях, часто без выходных, лежа под машиной на снегу в лютые морозы. Не было ни воды, ни тепла, ни ровной дороги.
Ямщиков ездил в другие города СССР, например, в Волгодонск, возил зерно, грузы — в общем, помогал на «прорыве» в различных сферах советского хозяйства. Побывал и в станице Вешенской у писателя Михаила Шолохова.
У Ямщикова много специальностей. За добросовестную работу  он имеет множество наград, медалей, грамот и благодарностей. Но,  выйдя на пенсию, он долго дома не сидел. Ему предложили работать при Свято-Сергиевском храме.
— Тогда  благочинным  был отец Леонид. Меня так тщательно проверяли! Я там 13 лет работал водителем.
Со многими бывшими коллегами  и приятелями Петр Сергеевич с удовольствием общается по телефону и при встречах: они его навещают. Посиделки, разговоры о жизни, гармошка — их веселому кругу можно даже позавидовать!

Сын

— Если бы не сын, меня давно бы уже не было! — делится Петр Сергеевич. — Он такие блюда мне готовит, все делает по хозяйству.
Сергей Петрович  живет с семьей отдельно, но каждый день он приезжает к отцу. Он перенял от отца мастеровитость и талант ко всякому делу, в его послужном списке и авиамеханик, и газоэлектросварщик, электрослесарь, и плотник, и печник…
Сергей Ямщиков учился в школе №3, закончил ее в 1972 году. Вырос, как говорится, на «районе». Везде, где работал, был одним из первых, и на Досках Почета в том числе. Ливны любит и знает об их истории. Он из тех, кто бережно относится  не только  к семейному наследию, но и к родному городу. С детства внимательно наблюдал, как бабушка пекла хлеб, как готовила мама. Учился сам. В своей семье перенял те традиции, которые для Ямщиковых стали основополагающими. Научил всему своего сына, а тот и правнук радуют деда Петра.
Сергей Петрович реставрирует старый дом в Заливенке, пытаясь сохранить его первозданный вид.

Память

Время свое берет. Дом уже кряхтит, вздыхает, но это внутри, а снаружи по-прежнему крепок и добротен. Сохранить уникальную постройку хотели бы множество ливенцев, хотя его планировали снести еще в 1964 году. Но видимо, у этого дома есть свой ангел-хранитель, и «старик» еще держится.
— В Германии, например, сохраняют фасады старинных зданий, крайне бережно к ним относятся, — говорит житель нашего города Сергей Михайлович Парахин. — У меня сын там живет. Так они прямо-таки «трясутся» над каждым кирпичом. Ну есть же эти технологии, да особого ничего такого нет, строители и архитекторы знают это. Просто уйдет  часть истории со сломом этого эксклюзивного дома. Вы посмотрите, сколько в нем достоинства!
Пусть еще поживет добрый старый дом!



написать комментарий