… А было ему 19 лет

Можно только удивляться, как работала почта во время войны. Письма, написанные даже на клочке бумаги обыкновенным карандашом и свернутые треугольником без клея и марок, обязательно приходили по адресу.

05.05.2010   Общество   0 коммент.   931 просм.    Автор: Николай Провалов
Новости Ливны -

У меня в руках 11 таких писем нашего земляка Алексея Ивановича Мезенцева, пропавшего в свои неполных 19 лет при освобождении венгерского городка Балтанфе-Каяр в начале 1945 года. Каким был Алеша, мы никогда не узнаем, ибо тех, кому они были адресованы, нет в живых. Нет и односельчанина Николая, с которым Алексей призывался в конце 1943 года. Нет и сестры Раи, к которой он обращался в каждом своем письме. Но именно Раиса Ивановна приложила немного усилий в поисках следов брата на войне, посылая запросы в Советский Красный крест. Наконец, в июне 1986 года ответ: «Уважаемая Раиса Ивановна! Венгерский Красный крест, куда мы обращались по вопросу наведения справок о сохранности могилы Вашего брата Мезенцева Алексея Ивановича 1926 года рождения, погибшего 1 февраля 1945 года на территории Венгрии, сообщил нам, что его фамилия внесена  в списки советских воинов, захороненных на советском воинском кладбище Балтанфе-Каяр». Далее следует приписка, что вопрос о посещении могилы родственникам и близким решается органами по месту жительства.
Раиса Ивановна, которой в то время было около 60 лет, сразу начала собираться в дальнюю дорогу, чтобы отвезти узелок земли с могилы горячо любимых братом мамы Натальи и бабушки Агафьи. Чтобы навечно соединить земли деревни Мезенцево, что на Орловщине и венгерского местечка Балтанфе-Каяр. Но человек предполагает, а Бог располагает, гласит русская истина. Видимо, волнения, и тогдашняя бюрократия не позволили ей совершить святое дело. Вскоре ее парализовало, и Раиса умерла. Но память о ее брате Алеше живет. Ее сохранили племянник и невестка Мезенцева.
Алексей ушел на воину шестнадцатилетним пареньком. В деревне окончил 7 классов, потом курсы трактористов. Война требовала не только бойцов на фронт, но и детский труд в тылу. Алеша был в числе тех, кто работал на Ижевском тракторном заводе. Вернулся домой больным и изможденным. В то время город Ливны был под немцем, а немецкие самолеты летали над родной деревней. Алеша и его сверстники грозили им в след кулаками и кричали: «Ну погодите, мы вам еще покажем!». В сорок втором он вновь уезжает из дома. Сначала учится на наводчика самоходных артустановок в г. Кирове, потом работает в г. Горьком, откуда его 17 - летнего призывают в армию, и сразу же он, после военной подготовки, попадает на фронт. И все время в боях до последних дней своей жизни. Из его писем перед нами встает скромный русский паренек, более всего заботящийся о своих близких. О себе совсем мало. Он живо интересовался жизнью родной деревни. Каковы виды на урожай, что есть в садах и огородах, сколько зерна дали на  трудодни, о девчатах, что учились вместе с ним в школе, что было ближе всего его сердцу. Во всех письмах просил писать чаще, чтобы где-нибудь «в блиндаже под свист пуль и грохот разрывов читать письмо из дома». О фронтовой жизни всегда сообщает, что писать не интересно: «Гоним фашиста, чтобы добить его в собственном логове». Или: «Живу хорошо, одет хорошо, кормят хорошо». «Выслал зарплату вам 150 рублей. Мне их тратить некуда, а вам пригодятся». В 1944 году пишет, что находится в Западной Европе. Болгария, Югославия, Чехословакия, Венгрия… и снова строки из писем: «Население очень дружелюбно встречает Красную Армию. Природа здесь очень красивая.  Повсюду фруктовые деревья, много грецких орехов». И вот последнее письмо от 15 января 1945 года из Югославии: «Сейчас моя специальность - наводчик орудия. Ребята со мной хорошие. Живем дружно. Позади много боев. Приходилось хорошо и плохо. Спрашиваете насчет отпуска. Увидимся в конце войны. После победы». Но увидеться не пришлось. Письма с фронта, опаленные войной. Писал их простой русский паренек с истинно русским именем Алеша. Читаешь  эти письма и волнуешься до глубины души. Сколько их безызвестных мальчишек полегло в своих и чужих землях, не сосчитать. Но ведь благодаря им, мы теперешние живем и встречаем 65-летие Великой Победы. Нет Алеши Мезенцева. Ему было не полных 19 лет.
«Поклонимся великим тем годам» - поется в песне. Низкий поклон тебе, Алеша, русский богатырь! Ты не был героем, но ты был солдатом.



написать комментарий