В кабинете Поликарпова

В 2001 году по личным делам я поехал в Москву и позвонил вечером на квартиру Коршуновых – Поликарповых. Трубку снял внук авиаконструктора Андрей. Я передал семье привет из Ливен и попросил назначить встречу. Андрей ответил, что готов принять меня завтра в вечернее время.

07.06.2017   Краеведение   0 коммент.   201 просм.    Автор: Геннадий Рыжкин
Новости Ливны -Учащиеся Ливенского духовного училища, сидит во втором ряду третий слева Коля Поликарпов.

Учащиеся Ливенского духовного училища, сидит во втором ряду третий слева Коля Поликарпов.

Новости Ливны -Учащиеся Ливенского духовного училища, сидит во втором ряду третий слева Коля Поликарпов.

В. П. Чкалов, его жена, Н. Н. Поликарпов.

И вот я в Пионерском переулке на Патриарших прудах, ищу дом, где жил Николай Николаевич Поликарпов. Нахожу его. Он большой, высокий, многоквартирный. Построен по указанию вождя в конце 30-х годов для именитых людей того времени.
Дверь мне открыла теща Андрея, весьма любезная женщина, как потом оказалось – родом откуда-то из-под Ельца. Она знала о моем визите и предложила подождать, когда Андрей вернется с работы. Проводила меня в детскую комнату, там я увидел двух сыновей – правнуков Н. Н. Поликарпова, они смотрели телевизор. На мой вопрос «нет ли кассеты с изображением прадеда?» нашли ее и вставили в гнездо видеомагнитофона. И я увидел редкие впечатляющие кадры: Николай Николаевич с коллегами по работе, над чертежами, у самолетов и т. д. Тогда еще такие кадры по телевидению не показывали, так что я увидел их впервые и был весьма заинтересован. Но просмотр мой прервался – пришел Андрей. Я тогда не знал, что он военный инженер-оборонщик, имеет ученую степень кандидата наук. Он об этом скромно умалчивал. Потом пришла и его супруга. После ужина Андрей предложил уединиться и поговорить, как он сказал «о деде», т. е. о Николае Николаевиче Поликарпове. Прошли по коридору, увешанному картинами, выполненными масляными красками, в старых рамах. Сюжеты напоминали картины мастеров прошлых веков, в основном, пейзажи. Но мои предположения развеял Андрей:
– Нет, это все писал дед, он любил рисовать, как рассказывала мама, за мольбертом он проводил много свободного времени.
И вот, наверное, одна из самых знаменательных минут в моей жизни – мы заходим в домашний кабинет Поликарпова. Сразу вижу большой стол напротив окна. Слева так называемое бюро – высокий столик с наклонной крышкой и с множеством выдвижных ящичков. За такими столами раньше читали, а чаще писали, это можно было делать только стоя. По стенам комнаты – книжные шкафы с застекленными дверками и множеством книг. Высота – до потолка, а это, наверное, метра четыре. Справа на полках разные сувениры: модели самолетов Р-5, У-2, И-185, кубки, вазы, самолетные часы. В книжных шкафах не только техническая литература, но и книги по археологии, географии, философии… Сочинения Фрейда, Клаузевица, Аристотеля…
Андрей Владимирович пытается меня усадить в кресло, в котором сидел Поликарпов. Я отказываюсь, говорю: «Это с моей стороны будет кощунство – сидеть в кресле великого человека». Андрей уговаривает: «Так просто удобно, сейчас принесу альбомы с фотографиями, будем пролистывать, смотреть. Мама незадолго до смерти составляла их, делала подписи».

Путешествие
по фотоальбому

Начинается путешествие по фотоальбому, которое и мы с вами, уважаемые читатели, тоже совершим, останавливаясь на самых интересных снимках.
Семья Поликарповых жила в скромном доме на краю села Георгиевское (ныне Калинино) Ливенского уезда, у церкви Георгия Победоносца. Глава семьи Николай Петрович служил в этой церкви, и когда сыну Коле исполнилось 9 лет, он повез его в Ливны, где устроил в духовное училище. Жилье мальчику нашли на улице Кузнецкой (ныне Рабочая) в доме небогатого купца Коломыцева.
Городские относились к приезжим из деревень свысока, но вскоре Коля показал, что он ничуть не уступает городским по развитию и даже превосходит многих. Помощник смотрителя училища Богданов написал в Колином дневнике: «… В знак расположения, обусловленного хорошим поведением и успехами моего питомца, пожелаю преуспевать в науках…» Эта запись много значила. В 1907 году Николай с отличием закончил училище. В выборе дальнейшего пути вопросов не возникало: сын священника тоже должен быть священником. И вот – Орловская духовная семинария. Здесь преподавали не только церковные науки, но и литературу, историю, математику и физику. Усвоил все предметы он успешно, и, казалось, отсюда – прямая дорога в священно-
служители. Но он решает связать свою судьбу с техникой и поступить в политехни-
ческий институт. Семинарского образования для этого оказалось недостаточно, нужно было представить аттестат зрелости из гимназии да еще заплатить 210 рублей в семинарию, если так можно сказать, «за измену» духовному ведомству. Наконец, все преграды и сомнения преодолены: он сдает экстерном экзамены в 1-й мужской гимназии и вновь успешно. И в Петербурге в Политехническом институте имени Петра Великого усваивает предметы вовремя и в полном объеме, о чем свидетельствуют подписи преподавателей в его лекционной книжке. Таких подписей мы насчитали 120, а это значит, что студент Поликарпов сдал экзаменов и зачетов именно такое количество.
Учился хорошо, да еще ходил на курсы авиации и воздухоплавания, значит, увлечен был молодой человек этими новаторскими отраслями техники. И тема для дипломного проекта была выбрана по авиационной тематике – проект аэроплана. После окончания института Николай Поликарпов связал свою судьбу с авиацией. Как оказалось, навсегда…

Истребитель
создавался в тюрьме

Андрей Владимирович выдвинул один из ящичков бюро – металлические коробочки с карандашами, угольники, логарифмическая линейка… Взял карандаш – чешской фирмы «Кохинор», остро отточен, логарифмическая линейка из Германии, целлулоидная облицовка пожелтела от времени, но черные цифры четко видны. Сейчас этот предмет стал устаревшим, но тогда на этой линейке Николай Николаевич делал расчеты самолетов, с того времени прошло уже много лет.
В 1928 году Николай Николаевич работал техническим директором и главным конструктором опытного авиазавода. Тогда он получил задание на создание истребителя до июля 1930 года. Он трудился самозабвенно, казалось, что успех близко и страна обязательно получит новый самолет. Но… Ночью приехали люди из ОГПУ, сделали обыск и увезли Поликарпова. Он обвинялся во вредительстве. Сначала условия были ужасные. Денисов, сидевший с Поликарповым, писал: «… сажали на обычное ведро на сквозняке – сиди, пока не скажешь, кто и где тебя завербовал шпионом…»
Но руководители спохватились: арестовали лучших специалистов, и самолеты некому стало конструировать. Смертный приговор Поликарпову срочно заменили на десять лет тюрьмы и привезли на завод имени Менжинского, где в одном из ангаров устроили конструкторское бюро. Ряды кульманов и столов, в другом ангаре – ряды коек. Это было – ЦКБ-39 ОГПУ или, как его прозвали конструкторы, «Шарага». Чтобы меньше думали о еде, хорошо кормили, работал также буфет, где продавали осетрину и апельсины. Но кругом были «попки» – охранники. Начальником конструкторской группы был представитель ОГПУ. Всего в 1930 году туда поместили 300 человек.
28 марта 1930 года был утвержден макетный образец истребителя. На постройку самолета начальство отпустило месяц, 29 апреля был выполнен испытательный полет. Двум самолетам из этой серии присвоили звучные имена: «Клим Ворошилов» (нарком обороны), «Подарок?XVI съезду». На киле нарисовали пятиконечную звезду, в центре которой вписали буквы «ВТ», что означало «внутренняя тюрьма» (знай наших!). После успешных испытаний самолет И-5 показали самому Сталину на Ходынском аэродроме. По вооружению объяснения сделал Н. Н. Надашкевич, по самолету – Н. Н. Поликарпов. Вождь внимательно выслушал доклады, а потом спросил: «Вас здесь не угнетают?»
К концу 1932 года было налажено серийное производство истребителя, и он пошел в воздушный флот. А раньше, летом 1931 года, Николай Николаевич позвонил домой и сказал супруге:
– Шура, я еду домой.
Впоследствии под руководством нашего земляка создаются истребители И-15, И-153, И-16, И-17, И-180. Последним предполагалось оснастить нашу авиацию перед военной грозой, которая неумолимо надвигалась.

Трагедия
В кабинете я увидел портрет Чкалова в рамке. С портрета смотрело мужественное лицо с морщиной между бровей и строгим взглядом. Он работал в конструкторском бюро Поликарпова летчиком-испытателем, дал путевку в жизнь многим истребителям, которые в начале тридцатых годов считались лучшими в мире. Но боевая проверка машин в небе Испании, на озере Хасан показала, что они отстали от жизни – терпели поражения в небе.
В бюро Поликарпова (и не только) дни и ночи работают над новым истребителем. Трудностей преодолели много: то мотора не было, то на заводе не могли освоить новые технологии. Но все-таки в декабре 1938 года самолет был доставлен на аэродром.
Чкалова часто отзывали из отпуска, 3 декабря он прибыл на испытания. С самолетом не ладилось, комиссия обнаруживала десятки дефектов. Чкалов нервничал, возмещал зло на главном конструкторе. Однако вылет состоялся, но все закончилось трагически. Мотор заглох, при снижении машина задела стеллажи с металлом, разбилась. Чкалов погиб. Правительственная комиссия виновниками посчитала Поликарпова, директора завода, начальника испытательной станции. На следующий день Сталин позвонил Поликарпову, сказав, что он не виновен и пусть продолжает
работать.
Профессиональная судьба Поликарпова после гибели Чкалова оказалась неудачной. Ни один из его самолетов не был взят на вооружение, хотя следующий истребитель И-185 имел лучшие характеристики в мире. Но пробивной силы у Николая Николаевича уже не было. Его самолеты И-15, И-16 участвовали в начальный период войны, знаменитая «швейная машинка» У-2 применялась в качестве разведчика, санитарного самолета и даже бомбардировщика.
Он дважды удостаивался звания лауреата Сталинской премии, избирался депутатом Верховного Совета СССР, в 1940 году стал Героем социалистического труда. В последние годы – заведующий кафедрой в Московском авиационном институте. 30 июля 1944 года он скончался и похоронен на Новодевичьем кладбище.
Отрадно, что земляки не забывают об этом человеке, который прожил большую, трудную, но плодотворную жизнь. 9 июня будет отмечаться 125 лет со дня его
рождения.



написать комментарий