Он научил гипс улыбаться

Житель Ливен Вячеслав Георгиевич Агафоподов вот уже десять лет создает лепные иконы.

07.06.2017   Общество   0 коммент.   168 просм.    Автор: Людмила Владимирова
Новости Ливны -В.  Г.  Агафоподов и созданные им иконы.

В. Г. Агафоподов и созданные им иконы.

Новости Ливны -В.  Г.  Агафоподов и созданные им иконы.

Фото М. Нестеровой.

Дорога к храму
В мастерской Вячеслава Георгиевича Агафоподова тесно, двум людям не развернуться. Но необычайно интересно. На столе перед низким оконцем литой гипсовый Российский герб, рядом узнаваемый скульптурный портрет: узкое суровое лицо, длинные волосы. Лик Христа!
– Это заготовка для надвратной иконы, – объясняет Вячеслав Георгиевич, бережно беря в руки отливку. – Видели, что над дверями церквей помещают иконы под стеклом? Глянешь на икону и сразу знаешь, во имя какого святого построен храм. Иконы эти называются надвратные.
Надвратные иконы бывают писаные, а бывают и вот такие – лепные, отлитые из специального гипса. Последние пользуются сейчас большой популярностью. В. Г. Агафоподов изготовил уже больше десятка таких икон. Они висят, в основном, над дверями храмов одного из Болховских монастырей.
– Спас Нерукотворный, Богородица Казанская, Богородица Иверская, икона Богородицы «Умиление», – перечисляет Вячеслав Георгиевич свои работы и машет рукой. – Да всех я и не помню. Я ведь не только для церквей и монастырей иконы лью, но и для добрых знакомых. Икону св. Александра Невского, например, для друзей
отлил.
Конечно, строгий критик-искусствовед может предъявить к работам Вячеслава Георгиевича какие-нибудь претензии: ведь Агафоподов не скульптор-профессионал. Недостаток образования он восполняет природным талантом, старанием и верой в Бога.
А по профессии он офицер, тридцать лет назад окончивший Свердловское командное танково-артиллерийское училище. Служил потом везде, куда Родина посылала: на Дальнем Востоке, в группе советских войск в Германии, под Хабаровском, в Таджикистане. Последнее место службы – Казахстан, город Усть-Каменогорск. Там и застала не добром сейчас поминаемая перестройка. С её началом он, да и многие в армии, предчувствовали, что времена грядут для армии трудные. Каждый по-своему искал для себя выход. Вячеслав Георгиевич решил искать помощи и защиты в храме Божием. В 1987 году политрук Агафоподов принял крещение.
– Крестил меня папа моего одноклассника, тогдашний настоятель Сергиевского храма отец Леонид Илькевич, – вспоминает Вячеслав Георгиевич. – Он еще спросил меня тогда: почему? Не мальчишка уже, всю жизнь с партийным билетом проходил, проводил в армии антирелигиозную пропаганду.
Он ответил тогда коротко и ясно: душа попросила. Вспомнил рассказы отца, бывшего танкиста, закончившего войну в Европе, о том, как в трудную минуту, под обстрелом или перед атакой воины просили у Бога помощи. И решил поступить так же, как поступали они. Во взбаламученном идеологическом море восьмидесятых годов прошлого века только Христово учение казалось ему твердыней, на которую можно опереться.
Тяжело в ученье
А вскоре отставка подоспела, и лихие девяностые с их кооперативами. Друг Агафоподова основал строительный кооператив, в котором Вячеслав Георгиевич стал исполнительным директором. И работал в этом кооперативе один замечательный мастер – специалист по выполнению гипсовой лепнины. Работал артистично, такие вещи делал, что не любоваться было нельзя. Глядя на них, Вячеслав Георгиевич подошел в мастеру: научи. Ну кто же откажет руководителю! Специалист показал, как делать черновую форму из пластилина, как размешивать гипс, как отливать. Нарисовал цветочек, вот, мол, отлей для начала. Директор провозился с отливкой целую ночь, днём-то некогда было. Наутро мастер посмотрел на результат трудов и с размаху бросил отливку на пол: плохая работа!
– Если бы вы знали, как мне тогда стало обидно, – вспоминает сейчас Вячеслав Георгиевич. – Я директор, а он простой работяга, я ему зарплату начисляю, а он со мной так! Но сцепил зубы, смирил гордыню, стал учиться дальше.
На свое увлечение гипсовыми поделками он тогда смотрел, как на обычное хобби, этакое увлечение-развлечение в свободное время. И только со временем стало понятно, что Бог уже взял раба своего Вячеслава за руку и повел в дом свой.
Монастырские иконы
А с домом земным, вернее, с квартирой в Казахстане, вскоре пришлось расстаться. Казахские националисты весьма энергично выдавливали русских из своей республики. Рэкетиры отняли бизнес, местные «доброжелатели» посоветовали поскорее продать квартиру, иначе сгорит, не дай Бог. К счастью, остатков былого благополучия хватило, чтобы купить жилье
в Ливнах.
На родине В. Г. Агафоподов стал преподавать ОБЖ в школе и между делом ремонтировать лепные украшения в домах своих соседей и знакомых. Не за деньги, для души, чтобы не забыть только что освоенное мастерство. Ну и для себя кое-что делал. И лет десять назад ему позвонил отец Александр Прищепа.
– Марие-Магдалинский монастырь в Должанском районе очень остро нуждается в специалисте, – говорил священник. – Им нужно восстановить лепные украшения колонн верхнего храма и лепнину по периметру храма. Но монастырь очень беден и заплатить полную стоимость за работу не может. Не попробуете им
помочь?
Это была первая работа для храма, которую бесплатно сделал Вячеслав Георгиевич. Она очень понравилась настоятельнице и прихожанам. И настоятельница монастыря, матушка Марфа порекомендовала его другой матушке, настоятельнице болховского монастыря Евфалии.
– Сначала у нас дело на лад не пошло, – вспоминает Вячеслав Георгиевич. – Отлил я ей две иконы, расписал их и привез в Болхов. Она глянула и ахнула. Говорит: «Что же ты сделал! Скульптурные иконы должны быть белые».
Вот уж не было печали! Несколько месяцев труда ушли впустую. Иконы Вячеслав Георгиевич отдал монастырю в подарок и уехал в Ливны. Стал думать, стал молиться. Он понимал, что строгая белизна гипса требует от мастера особой выразительности. Несколько первых
попыток разочаровали его самого. Зато
потом…
– Я не могу объяснить, как возникает под моими руками икона, – говорит В. Г. Агафоподов. – Думаю, что без помощи Божией в этом деле не обходится. Не только я работаю над иконой, но и мой ангел-хранитель мне помогает.
Труднее всего ему давалось выражение ликов. У икон Богоматери, которые в основном отливает Агафоподов, лицо одно и то же, а выражение разное. Строгое и скорбное лицо у Иверской Богородицы. Когда-то первую деревянную икону римский легионер ударил копьем в лицо, и из дерева брызнула кровь. У скульптурного изображения кровь отображена мелкими бугорками на правой щеке. Вячеслав Георгиевич уверяет, что не старался вылепить их. Они получились на иконе как бы сами собой. Богородица «Умиление» получилась задумчивой. Но больше всего Вячеслав Георгиевич любит икону Богородицы Тихвинской.
– Она вышла из -под моих рук с улыбкой, – говорит он. – И улыбается так светло, так радостно. Точно радуется, что отлита, что пришла в мир.
Какое это счастье – увидеть улыбку Богоматери!



написать комментарий