Инвалид и ветеран боевых действий не может решить проблему с жильём

Инвалид Сергей Лобахин ищет помощи, где только можно, но не всегда находит её.

14.06.2017   Общество   0 коммент.   376 просм.    Автор: Лариса Минц
Новости Ливны -Новости Ливны -

После тяжелых аварий и травм люди выглядят по-разному. У одного шрамы на теле сразу указывают на перенесенные несчастья. У другого с виду все в порядке. Вот и Сергей Лобахин внешне выглядит даже благополучным человеком. Но стоит с ним заговорить, и становится ясно, что тяжелая авария, случившаяся более десяти лет назад, не прошла для него даром.
– Это случилось на улице Московской, – вспоминает Сергей. – Я отчасти сам виноват: не справился с управлением, и машина врезалась в деревянный столб. Удар пришелся по голове. Сильная боль – и больше я ничего не помню.
Конечно, самой тяжелой была черепно-мозговая травма. Сергей, по его словам, двадцать один день пролежал в коме, не сознавая окружающего. Но ногам тоже досталось. До травмы Лобахин был довольно рослым и плотным мужчиной. После выписки брат принес его домой на руках.
В углу небольшой веранды частного дома стоит инвалидная коляска. В ней Сергей провел первые годы после многочисленных операций, которые ему пришлось перенести. Слава Богу, через несколько лет ему удалось встать на ноги. Но стоит он на них некрепко. Да и руки подводят, ложку удерживают, а работать из-за сильной дрожи не могут.
Конечно, это еще и результат травмы головы, которая оставила ему на память затрудненную речь и частые головные боли.
В общем, у этого, если со стороны поглядеть, целого и крепкого человека масса проблем плюс вторая группа инвалидности. Но самая главная его проблема – жилье.

Где жить и что есть
Когда случается такое серьезное несчастье, родные потерпевшего, да и он сам, сосредоточены только на одном: сохранить ему жизнь. Поиски квалифицированных врачей, лекарств, дежурства у постели больного, огромное нервное и физическое напряжение. Но вот оно кончилось, горячка первых дней схлынула. Жизнь спасена. Только какая она, эта жизнь? Выживший – инвалид. У него резко сузились возможности. Не он помогает родным, а они ему. И конца края этой помощи не видно, потому что потерянное здоровье невозможно восстановить. Не все этот тяжелый экзамен выдерживают.
– Через два года после аварии от меня ушла жена, – вспоминает Сергей. – Горько было, конечно, но я её понимаю. Тяжелее, когда отец в одну сердитую минуту предложил мне убираться из дома.
Может быть, мужчину раздражал вид вечно больного сына, возможно, были у него какие-то другие соображения, Сергей не знает. Как бы там ни было, из городской благоустроенной квартиры, где он жил с родителями, Сергея перевезли на улицу Карла Маркса, в небольшой частный дом, принадлежавший его бабушке. Видно, решили, что у пожилого человека на пенсии больше времени и возможностей ухаживать за больным.
Действительно, двух пенсий – инвалидной и стариковской – хватало на еду, и неодиноко им было вместе. Но законы природы не отменишь, несколько лет назад бабушка умерла. Это сразу сказалось на всей жизни Сергея.
– Пришлось перейти на строгую диету, – неумело шутит он. – На завтрак, обед и ужин – батон и чай. Большего на мою пенсию не купишь, после уплаты алиментов от неё остается 8 тысяч 300 рублей.
Из этих денег нужно оплачивать зимой газовое отопление, а круглый год – электроэнергию. Электричества тратится много: Сергей в одиночестве увлекся Интернетом, просматривает сайты, смотрит фильмы. Отказаться от дорогого удовольствия он не в силах: это почти единственная радость и окно в мир.

В походах
по инстанциям

В одиночку в таких условиях не продержишься. Родные Сергею помогали, сколько могли, но сейчас у них самих проблемы: матери Лобахина сделали серьезную операцию, она передвигается на костылях. Отец приходит нечасто, но много родители помочь не могут, оба живут на пенсию. У брата своя семья. Остается надеяться на поддержку добрых людей и официальных инстанций. А они щедростью не отличаются.
– Лобахин ежегодно обращается за помощью к нам, – рассказывает директор ливенского Центра социального обслуживания населения И. В. Кулаковская. – И мы оказываем ему эту помощь. Раз в год мы имеем право выплатить ему 6 тысяч рублей. Понимаем, что мало, что не покрывает всех его потребностей. Но закон не позволяет дать больше.
По мнению Ирины Викторовны, самая большая проблема, которая стоит сейчас перед инвалидом Лобахиным – жилье. Бабушкиному дому, который стал теперь его собственностью, очень много лет. Он требует ремонта. А возможности для этого ремонта у владельца дома нет вообще. В прошлом году по настойчивым просьбам Сергея за счет городской администрации в доме заменили старые окна пластиковыми. По словам Лобахина, сразу же стало намного теплее. Но пришла в негодность крыша. Она протекает, начинают подгнивать стены. На ремонт требуется 50 тысяч рублей. Откуда их взять, Ирина Викторовна не знает. Нет у неё возможности помочь
Сергею.
Обращался Лобахин в клуб воинов-интернационалистов. До аварии он проходил срочную службу в Чечне, полгода провел там во время второй чеченской кампании. Но товарищи по оружию тоже ничем не могли ему помочь.
– Наша организация некоммерческая, – объяснил глава клуба С. М. Шеламов. – Денег, тем более таких больших, у нас
нет.
Надеялся Сергей Лобахин на решение правительства, принятое в 2017 году, по которому жильё или участки для жилищного строительства должны выделять ветеранам ВОВ и участникам боевых действий, но его даже на очередь не поставили. Сказали, что жильем ветеран обеспечен, у него в собственности целый дом.
Этот отказ возмутил Сергея, и он обратился в прокуратуру. Но прокурорская проверка констатировала, что дом у С. В. Лобахина к категории ветхого жилья отнесен быть не может. Нужен только ремонт крыши. Следовательно, нет никаких оснований ставить его хозяина на очередь на квартиру.
Да и какой смысл становиться в эту очередь, которая практически не двигается в течение многих лет?

Границы милосердия
Народ у нас добрый. Случится несчастье, и люди помогут деньгами и вещами. В этом нетрудно убедиться, наблюдая многочисленные кампании по сбору средств для погорельцев или тяжелобольных детей. Но все эти кампании, как правило, кратковременные. Помогли в беде, а дальше должна начинаться обычная, нормальная жизнь. А если не получается? И никто не знает, что нужно сделать, чтобы она началась. Благотворители устают от затяжного неблагополучия и охотно передают на баланс государства несчастных, требующих постоянной помощи. И уж тогда инвалиду самому приходится выбивать, «выгрызать» подмогу с помощью многочисленных обращений, писем, хождения по инстанциям. И добиться удается далеко не всегда.
– Таких тяжелых инвалидов, как Лобахин, у нас в городе трое, – рассказывает Ирина Викторовна Кулаковская. – Двое других – несовершеннолетние дети, их отцы, здоровые люди, выбивают для них помощь. И им это удается гораздо лучше, чем Сергею.
Возможно, помогает то, что речь в их прошениях и заявлениях идет о детях. Детям отказывать неловко. А вот ко взрослым инвалидам совсем другое отношение. Взрослый должен помочь себе сам. А если не может? Тогда остается ждать, пока сгнившая крыша упадет ему на голову.
Фото М. Нестеровой



написать комментарий