Братья Красногорцевы

Около десяти тысяч наших земляков погибло
на полях сражений во время Великой Отечественной войны. Некоторые семьи потеряли несколько человек. В семью Красногорцевых не пришли
два сына.

07.02.2018
Геннадий Рыжкин
98




Василий Красногорцев.
Василий Красногорцев.
Николай Красногорцев.
Николай Красногорцев.

А впереди была война

Жили Елена Михайловна и Пётр Тимофеевич Красногорцевы в нашем городе. В 1922 году у них появился первенец, которого назвали Колей. Потом родились Вася, Люда, Таня. Учились в школе, вступили в комсомол. После окончания 8 классов Николай пошёл работать на литейно-механический завод (ныне АО «Машиностроительный завод»), но школу не бросил, ходил туда после работы, по вечерам. Парень он был активный, грезил романтикой, хотелось чего-то необычного, возвышенного. И тут подходит как-то к нему парторг завода:

– Николай, думал я, думал, кому предложить новое большое дело, и на тебе остановился.

И протягивает ему письмо из Центрального комитета комсомола, в котором сообщалось, что в Казахстане развертывается грандиозная стройка – сооружение железной дороги важного значения, и комсомольцы могут поехать туда.

Прочитал письмо Николай, глаза загорелись:

– Это то, что мне надо, я еду.

Родители отговаривали, но парень был непреклонным, и вскоре поезд уносил его в казахстанские степи. Когда по магистрали застучали по рельсам новые поезда, Николай вернулся в Ливны. Пришёл вставать на учёт в райком комсомола, и тут ему предложил секретарь:

– Ходовый ты парень, огни и воды прошёл, иди в райисполком, там требуется работник.

После беседы с предриком поставили его на должность инструктора сельхозотдела, горячо взялся он за новую работу.

Василий был моложе Николая на 2 года. Учился в школе хорошо. В 1941 году уже весной война витала в воздухе, но не думал Вася, что скоро придётся воочию увидеть фашистов.

А дело было так. Когда разразилась военная гроза, и в ноябре немцы уже подходили к Ливнам, его и брата Анатолия родители отправили к родственникам в деревню Лески (ныне Покровский район). Но вскоре пришли немцы, ребята спрятались в густых кустах. Посреди деревни стояла автомашина с крестом на двери кабины и несколько военных фур. Немцы распрягли лошадей и поили их, доставая воду вёдрами из колодца, а остальные взломали двери магазина, выбросили стеллажи, прилавки и заводили туда лошадей, затаскивали солому, упряжь. Напугались тогда ребята. Несмотря на холод, снег, решили идти домой. Почти сорок километров преодолели, но с немчурой не встретились. Зато в Ливнах уже хозяйничали фашисты. Поселились в хороших домах, отбирали тёплые вещи, продукты. На улицах расклеили листовки, в которых предупреждали, что за нарушение установленного порядка – расстрел. Месяц бесчинствовали оккупанты.

После их изгнания стала налаживаться мирная жизнь. Кадровые работники воевали на фронте. Василию, не достигшему призывного возраста, инструктор райкома И. М. Рысев предложил работу в сберкассе – заведующим. Поработал недолго – призвали в Красную армию.

Что касается Николая, то его записали в истребительный батальон, но потом тоже призвали на фронт.

Погиб на орловской земле

Василия, как и многих новобранцев из Ливен, направили в село Водопьяново под Ельцом, где он прошёл военную подготовку, а потом увезли на передовую, проходившую недалеко от Ливен, в районе Студёное – Баранчик. Здесь немцы готовились к решительному наступлению на Ливны, Елец, Воронеж и далее на Сталинград, Кавказ.

Получили родители от него письмо: «Здравствуйте дорогие родные папа, мама, Тоня и Люся. Шлю я вам свой красноармейский привет и желаю всего хорошего в вашей жизни. 2 мая (1942 г. – Прим. автора) в восемь часов вечера мы находились левее станицы Студёная в деревне Баранчик. Немцы – рукой подать. Значит, скоро в бой…».

В мае на этом участке шли бои местного значения, а вот 28 июня лавина немецкой пехоты, танков, самолётов была брошена на обороняющиеся части 13-й армии. За 2 недели боёв Красная армия потеряла, по официальным данным, до 20 тысяч бойцов и командиров, но не пропустила врага. В этой мясорубке Василий остался жив.

Потом его местонахождение было в районе Сосновки, Вязовика. Линия фронта здесь оставалась стабильной до начала 1943 года, когда войска 13-й армии перешли в наступление. Перед этим Василий писал: «Здравствуйте, дорогие родные. Сообщаю, что получил от вас письма, адресованные на меня, и одно на комбата. Но понимаю вашу тревогу обо мне. Но я ничего сделать не мог, не было адреса. Потому и не писал. О Коле я давно ничего не знаю, хотя адрес у меня в кармане. Очень по вас скучаю. Пока всё. Ваш сын Василий». Письмо написано 22.12.42 года.

Красная армия освободила орловскую землю. Жизнь Василия Красногорцева оборвалась в Покровском районе. Отступающие немцы оставили прикрывать свой отход нашего предателя, с пулемётом наверху ветряной мельницы. Когда Василий шел с товарищем в разведку, очередь разорвала ему живот и локтевой сустав. 19 января 1944 года, только через год, Красногорцевым сообщили: «… сержант Красногорцев Василий Петрович, уроженец г. Ливны, в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство, был ранен и умер 1 февраля 1943 года. Похоронен в деревне Зубково Покровского района».

Был примером для многих

О боевом пути Николая Красногорцева рассказывал в письме Н. Л. Кротов из Удмуртии в 1975 году. Он воевал вместе с Николаем в 165-й стрелковой дивизии в районе г. Калинина. Но прежде, чем попасть в это соединение, Красногорцеву довелось уже вдоволь повоевать и даже получить ранение. На новом месте он показал себя отважным воином. Так, 5 августа 1943 года стрелковый батальон получил боевой приказ: освободить населённый пункт, однако пришлось залечь – на пути встретились две огневые точки немцев, поливавшие нашу пехоту пулеметным огнем. Командир дал задание сержанту Красногорцеву подавить доты. Он отобрал в помощь умелых бойцов: сержанта Ананченко, красноармейцев Попова, Тисленко, Середина, Куймухашедова, Тучкова. По-пластунски, находя складки местности, незаметно, группа стала подбираться к противнику. При этом 
Красногорцев полз впереди и вел за собой товарищей. Когда расстояние до дзота стало таким, что можно было добросить гранаты, Николай приказал атаковать врага. В его сторону дружно полетели эти смертоносные боеприпасы. После рассеявшегося дыма стало видно – точка разгромлена.

Заметив группу, второй дзот начал обстреливать его, но пехотинцы так удачно «прилипли» к земле, что остались невредимы. Отдохнув и осмотревшись, Красногорцев сосредоточил внимание на этом дзоте. В конце концов, и он был уничтожен. За этот подвиг Николай получил медаль «За отвагу».

Смелый, находчивый, он завоевал авторитет и у солдат, и у командиров – его выбирают комсоргом 1-го батальона 151-го пехотного полка и присваивают звание старшины.

Об этом он сообщил в письме в Ливны накануне 1944 года, пожелал родным успехов и написал: «… У нас скоро начнутся жаркие дни до полного изгнания врага с родной земли». Это письмо оказалось последним.

7 января дивизия пошла в наступление. Поддерживая боевой дух молодых солдат, находясь рядом с ними, Красногорцев первым поднялся из траншеи. Выскочил на бруствер и с кличем «Вперёд, за Родину!» увлёк за собой батальон. Но вражеская пуля сразила его. Перестало биться сердце нашего отважного земляка. Это случилось под Старой Руссой. Посмертно Николай Петрович Красногорцев удостоился ордена Отечественной войны 1 степени.

Видно, пользовался уважением Николай, если командир дивизии Н. И. Коладзе прислал родителям письмо «… Его геройские подвиги были примером для многих. Смертью храбрых он пал в бою, но имя его не забудут боевые друзья!»

Нелегко было пережить Елене Михайловне Красногорцевой гибель обоих сыновей, (а через три месяца после гибели Николая она потеряла и мужа). Но, как говорят, время лечит, вместе с сыном Анатолием и дочерью Людмилой переживали они горе. До самой смерти она вспоминала своих любимых и незабвенных детей Василия и Николая, хранила их письма с фронта.

P.S Автор благодарит племянницу наших героев Марину Анатольевну за предоставленные автору этой публикации материалы.