Кто был первый почетный гражданин Ливен и как он связан с покушением на царя

На царя - реформатора Александра II было совершено семь покушений, причем одно из них вызвало большой резонанс в Ливнах, а к другому, хоть и косвенное, имел отношение и наш земляк.

04.01.2021 17:12:00
Геннадий Рыжкин
1200 просм.

Стал почетным гражданином
Первое покушение на жизнь царя совершено 4 апреля (старый стиль) 1866 года, когда человек с внешностью простолюдина выстрелил в Александра II, который, как обычно, прогуливался в Летнем саду, недалеко от Зимнего дворца – резиденции царя.
Около четырех часов пополудни Его Величество выходил из Летнего сада в обществе герцога  Лейхтенбергского и своей сестры, принцессы Баденской. Вокруг собралась многочисленная толпа прохожих. Один из них, одетый как мещанин, извлек из кармана своего пальто пистолет и направил его на императора, собравшегося садиться в коляску. Находящийся рядом со злоумышленником мужик закричал: «Ты что делаешь?». Потом бросился вперед и резким движением ударил стрелка по кисти руки, в которой был пистолет. В это время произошел выстрел. Пуля просвистела мимо уха императора. Толпа набросилась на террориста, и он не успел выстрелить вторично. Вот как вспоминал сам Александр II об этом: «… Я никак не мог вообразить, что в меня стреляют. Повернувшись, я увидел, что какой-то человек падает… Я подошел, тут мне говорят, что было. Я обратился к нему (стрелявшему) и говорю: «Кто ты такой?». Первое его слово: «Я – русский» - и потом, обратившись ко всем окружающим и показав на меня, он сказал: «Я в него стрелял, потому что он вас всех обманул…».
Следствие установило, что террорист действительно русский, Дмитрий Владимирович Каракозов, уроженец Саратовской губернии, бывший студент Московского университета.
Но на первый план вышел тогда не теракт, а спаситель царя. Им оказался крестьянин Костромской губернии. Осип Комиссаров, работавший в Петербурге шляпником. По возвращении во дворец, император сразу же принял его. Во дворце собрались офицеры гвардейского полка, самые знатные представители дворянства. Под радостные возгласы У-р-р-а-а! Александр II тут же подписал патент на дворянство Комисарову и дал ему фамилию Костромской. С этого и начинается умопомрачительный взлет простого крестьянина.
Однако, когда поздно вечером ошалевший от всего пережитого Осип Иванович вернулся домой и все рассказал жене, то та не поверила ему и решила, что муж выпил лишнего, отметив в тот день свои именины. Прозрение пришло позже, когда об этом заговорил весь Петербург, и в семью полились несказанные деньги – только жители Москвы собрали несколько сот тысяч рублей в пользу спасителя царя и Отечества.
Хрупкий на вид блондин маленького роста, от рода двадцати лет был нарасхват. Его приглашали на всевозможные собрания и банкеты, где звучали овации и государственный гимн. Не умеющего ни писать, ни читать новоиспеченного дворянина стали «носить на руках». Поэт Н. А. Некрасов пишет:
Сын народа! Тебе я пою!
Будешь славен ты много и много!
Осипа осыпают множеством наград, учреждается стипендия его имени. Из сибирской ссылки возвращают отца, осужденного за конокрадство. Везде восхваление, везде почет!
Настоящий фурор производит этот человек и на «отцов» города Ливны. Собрание городской ратуши – органа самоуправления – сочиняет и направляет рапорт орловскому губернатору: «… общество купцов и мещан города Ливны 14 числа сего апреля на общем собрании изъявили желание принять дворянина Осипа Ивановича Комисарова … первым почетным гражданином города Ливен».
Губернатор Левашов неожиданно сообщил о прошении ливенцев в столицу. Через месяц Министерство внутренних дел прислало долгожданный ответ: «…Его Величеству благоугодно было изъявить Всемилостивейшее соизволение на предоставление О. И. Комисарову – Костромскому звания почетного гражданина города Ливен». Впоследствии это звание получили многие знатные люди города, но Осип Иванович в этом списке числится первым! Несмотря на то, что ни разу не бывал в Ливнах, а, может быть, и вообще не слышал о существовании такого города. Так он и вошел в историю Ливен как почетный гражданин под № 1, хотя судьба его была незавидной – бремя славы оказалось непосильным для Осипа Ивановича, он постепенно спился и в 1892 году покончил с собой в приступе белой горячки в возрасте 46 лет.

Третье покушение
Второе покушение на Александра II совершено 6 июня 1867 года, когда пребывая на Всемирной выставке в Париже и следуя в открытой коляске вместе с императором Франции Наполеоном III из толпы раздались один за другим два выстрела. Террористом оказался участник польского восстания 1863 года Антоний Березовский. Для обоих императоров все обошлось благополучно, а стрелявший был приговорен к пожизненной каторге.
Но остановимся подробнее на третьем покушении, так как в нем наш земляк вроде бы и не участвовал, но в деле об этом теракте его фамилия фигурировала.
В 1850 году на Воробьевской слободе города Ливны, располагавшейся ниже нынешнего спиртзавода, в семье приказчика винных складов, принадлежавших купцу Холину, родился мальчик, которого назвали Иваном. Закончил уездное училище. Когда в городе начало получать распространение фотографическое дело и стало прибыльным, заводит фотосалон.  Но это занятие не может заменить ему влечение к живописи, и он уезжает в Санкт-Петербург, где в 1872 году поступает в Императорскую академию художеств, самое знаменитое учебное заведение России, готовившее художников.
В это время в северной столице идет становление революционной народнической организации, которая к 1876 году окончательно формируется под названием «Земля и воля». Одним из основателей ее являлся Г. В. Плеханов. Главными целями были следующие: крестьянская революция, национализация земли. А средством для достижения этих целей считали сближение с народом – жить с крестьянами, работать вместе, учить их революционному делу.
Радикально настроенные члены организации присматриваются  к Ивану Проскурнину. Нелегкое детство, студенческая бедность вызвали в нем протестные настроения, недовольство укладом российской жизни. И, естественно, народовольцы находят в нем своего единомышленника. В круг самых близких товарищей ливенца  входит и Александр Соловьев, также молодой человек, дворянин, бывший учитель и Екатерина Челищева. Вскоре Соловьев и Челищева заключают фиктивный брак, живут порознь. Екатерина переезжает в отдельную комнату съемной квартиры, где жили ливенские художники Николай Лосев и Иван Проскурнин. Екатерина Челищева – Соловьева сближается с Иваном и весной 1877 года вместе с ним уезжает в Ливны. Оба ведут здесь революционную пропаганду. Пытаются создать отделение «Земли и воли», но дело успехом не увенчалось – население захолустного уездного городка было занято повседневными делами и ему было не до политики.
Пробыв в Ливнах три месяца, Иван и Екатерина возвращаются в столицу, и вместе с членами организации продолжили изучение политэкономии, вели пропагандистскую работу. А тем временем Александр Соловьев готовится к покушению на Александра II, и оно произошло 2 апреля 1879 года, когда император совершал утреннюю прогулку возле Зимнего дворца. Приблизившись на двенадцать шагов, Соловьев сделал выстрелы. Вот что писали «Московские ведомости»: «…Злодей шесть раз и почти в упор стреляет в Государя, но у крамольника отуманились глаза, дрожат руки и ни одна из всех пущенных  шести пуль даже не задела невидимо кем хранимого Императора».
Александр Соловьев был схвачен, попытка отравиться цианистым калием не увенчалась успехом. На судебном процессе товарищей не выдал, хотя принадлежность к организации народников не отрицал. По решению суда был повешен.
Что касается Ивана Проскурнина и его товарищей, то они не понесли наказания, хотя в  деле их имена фигурировали. А вскоре в результате идейных противоречий их организация раскололась. Проскурнин в 1881 году вторично поступает в Академию художеств, от политики отходит и целиком посвящает себя живописи. В 1895 году получает звание художника I степени. Во время обучения получает пять серебряных медалей. Впоследствии написал немало известных картин, которые ныне хранятся в Русском музее, в разных галереях страны. Проработал в Академии художеств до самой смерти в 1901 году.
1 марта 1881 года совершено седьмое покушение. Под карету, в которой ехал Александр II, была брошена бомба. Он остался невредим, перекрестился и склонился над одним из раненых. В это время прогремел второй взрыв. На сей раз чуда не произошло.
*      *      *
На месте гибели императора была установлена часовня. Решение о возведении часовни в честь императора Александра II в Ливнах осуществилось через три года после его гибели – в 1884 году. Ее поставили вблизи Старогеоргиевской церкви, которая находилась во дворе нынешней школы № 6. Называли ее Александровской и простояла она более полувека. И теперь ничто не напоминает в нашем городе о трагических событиях того времени, если не считать это повествование.