Октябрьская революция 1917 года в Ливнах. Как это было

Сегодня исполняется 104 года со дня Октябрьской революции, повернувшей ход истории не только Российской империи, но и мира. Ливенцы тоже участвовали в тех исторических событиях.

07.11.2021 11:53:00
Геннадий Рыжкин
795 просм.

Так, сигналом к началу вооружённых наступлений 25 октября 1917 года стал холостой выстрел крейсера «Аврора». В экипаже, состоящем из 600 человек, находились два ливенца: матрос первой статьи П.Е. Назаров и музыкант В.С. Семенов. И в захвате Зимнего участвовал ливенец – П.И. Мосолов из села Успенское.

«Ливенская газета» называла большевиков изменниками
В Ливнах этим событиям предшествовали выборы в Учредительное собрание. В Ливенском уезде 83% голосов получили эсеры С.А. Володин и С.Н. Маслов, сын головы г. Ливны. Большевики получили чуть более 10% голосов избирателей.
В октябре 1917 года ничего не изменилось. У руля города стоял прежний голова И.А. Васильев, затем – крупный хлеботорговец Аксенов. Правда, существовал Совет, образованный еще в апреле, но никакой революционной и организационной работы он не вел. Местная «Ливенская газета» была в руках кадетов, называла большевиков изменниками. А когда в Петербурге свершился переворот, даже не сообщила, что большевики взяли власть. Наоборот, писала об их поражении, и что они бегут. Группа революционно настроенных большевиков пришла в редакцию и заставила редактора Рудометова поставить в номер телеграммы, полученные из Петербурга, о победе большевиков. Кстати, добавим, что телефонный аппарат Морзе (типа ЮЗ), который в Ливнах принял эту телеграмму, местные партийцы бережно хранили, пока в июне 1956 года в Ливны не прибыла научная экспедиция Орловского краеведческого музея и не изъяла его, отметив в акте, что город не умеет хранить предметы истории.

Начало ливенской революции

Революция в Ливнах, как отмечал местный активный участник тех событий, Д.И. Денисов, началась с приездом в город Ивана Селитренникова, коммуниста, служившего в запасном полку гарнизона г. Коломна. Выходец из рабочей среды (сын печника Черкасской слободы), выпускник ливенского реального училища, он с юных лет искал справедливость. В окопах первой мировой вступает в коммунистическую партию, а когда в армии начался разброд, готовит восстание в части. По болезни комиссован, и в конце 1917 года приехал на родину. Опыт революционной борьбы пригодился, быстро оценив обстановку и увидев разрозненность протестных сил, Иван начал решительно действовать. Собрав вернувшихся с фронта солдат в Ямском училище (ныне – север базарной площади, когда-то – магазин «тройчатка»), обсудив положение, организовал солдат на вооруженное выступление.
7 января, как условились, собрались возле училища, каждый привел с собой недовольных соседей, крестьян, кустарей. Узнав о цели сбора, к группе присоединились крестьяне из слобод, городские мещане и ремесленники, а также случайно оказавшиеся рядом крестьяне из деревень. Как управлять массами, Селитренников знал, ведь он был членом Российской коммунистической партии и имел опыт подобных выступлений в Коломне.
Рядовые милицейские чины сразу же доложили о сборище недовольного народа начальнику милиции Чернскому. Тот немедля прибыл к училищу и стал уговаривать толпу разойтись. Его увещевания не помогли, мало того, протестующие сразу направились к милиции на Казанскую улицу. Предъявили требования сдать полномочия и оружие, на что милиционеры сразу согласились. Затем толпа пошла на Соборную (ныне Ленина), арестовала промышленника М.Ф. Адамова, самого богатого в городе, Ф.А.Заседателева, проживавшего на улице Казанской (ныне
К. Маркса), других людей. Дневное выступление группы И.Д. Селитренникова закончилось.
Власть меняется. Вечером в Народном доме (ныне центр молодежи «Лидер») намечалось заседание буржуазного Совета, образованного еще 13 апреля 1917 года. Настроение у собравшихся было приподнятым – накануне все отпраздновали Крещение. Но неожиданно появились солдаты во главе с Селитренниковым и предложили Совету сдать полномочия. На вопрос: «С какой стати?» восставшие ответили, что в городе все хуже и хуже с продовольствием, и в этом виноват буржуазный Совет. Возникли споры, и тогда члены Совета Жорковская, Писков, Салынь, Черепов вместе с председателем Федоровичем были арестованы. Их увели, оставив открытым помещение. Оно осталось безнадзорным и вскоре все исчезло: и печати, и документы, и дела, не говоря уже о мебели.
7 января в Совет Народных Комиссаров полетела телеграмма: «В Ливнах образовался Военно-революционный комитет. В городе спокойно и полный порядок…» Председателем ревкома стал И.Д. Селитренников. Службы комитета разместились в разных местах: и в милиции, и в театре.

Для удобства было решено собраться в одном месте. Заняли дом Адамова на Соборной. Правда, разместились на первом этаже, а хозяин переместился на этаж выше. Как писал революционер Д.И. Денисов: «Не хватило совести сразу попросить его на свежий воздух».
25 января в Народном театре (ныне дом культуры) был созван первый уездный съезд Советов с представительством по одному от сотни жителей. Собралось около 500 человек. Открыл съезд И.Д. Селитренников. Съезд одобрил существование военно-революционного комитета и принял решение о создании в уезде власти на «большевистских началах», выделив из своего состава в ревком трех товарищей: Крюкова, Калинина и Пчельникова. Образовался также исполнительный комитет уезда. Председателем стал Селитренников, отделами руководили: продовольствия – Калинин, земледелия – Крюков.
Место вновь созданному органу отвели в доме Адамова. Как вспоминал Денисов, «хозяин дома запротестовал: «…есть казенное училище, где Совет может разместиться». Но Селитренников так «цыкнул» на него, что спустя 3-4 часа дом был очищен, а семья владельца перешла куда-то во двор (вскоре Адамов вообще покинул Ливны, уехав в Крым).
Обосновавшись на новом месте, исполком приступил сначала к изысканию средств на свое существование, а также на содержание милиции, Красной гвардии за счет самообложения налогом торговцев. Но из этого ничего не вышло, они запротестовали, поэтому исполком ввел контрибуционно – насильственное взимание налогов. Далее на повестке дня стояла национализация банков.

Коммунисты потеряли власть

Но случилось непредвиденное. 16 марта на станцию прибыл эшелон с вооруженными людьми из Орла под командованием Иосифа Бермана. Встретили их местные богачи с радостью и даже цветами, надеясь увидеть в них освободителей от власти комиссаров. Но когда солдаты Бермана после ареста Селитренникова и угроз перестрелять и перевешать всех комитетчиков, стали очищать лавки и лабазы от муки, крупы и сахара и даже покушались на крестьян, приехавших по случаю Масленицы в Ливны продать сметану, масло и яйца горожанам, и которые спасались от новоявленной власти бегством, стало ясно, что это за гости. Это была шайка грабителей, именовавшая себя комитетом по борьбе с контрреволюцией. Мало того, Берман успел выступить на съезде и сказать, что он социал - революционер и прибыл разогнать из власти кучку авантюристов, не пользующуюся авторитетом народа. Его поддержали делегаты. Избрали новый исполком, который большинством принял предложение расследовать все преступления предшественников во главе с Селитренниковым. Коммунисты потеряли власть, во главе Совета стал, по сути, лидер местных эсеров И.И.Клепов, а эсеров поддерживали в большинстве своем торговцы, офицеры, солдаты, учителя, крестьяне. Клепов – уроженец с. Козьмодемьянского, учитель по первому образованию, офицер – по второму, по убеждениям – социалист – революционер. Воевал в первую мировую, избирался солдатами в комитеты, состоял в центральном комитете партии. Демобилизован в начале 1918 года и приехал на родину. Но ему главенствовать в Совете и в редакции газеты «Пахарь» долго не пришлось.

Большевики снова берут власть
С фронта возвращались домой солдаты. И не только распропагандированные в окопах и на кораблях большевиками, но и сами убежденные большевики. Среди них были: Т.Ф. Архангельский (впоследствии секретарь исполкома), Д.Д. Прикащиков (будущий председатель исполкома), И.К. Шестопалов (матрос – подводник из д. Ровенка, зам. военного комиссара), другие. К апрелю роль большевиков стала влиятельной, а 18 апреля 1918 года в Ливнах образовался комитет Российской коммунистической партии, возглавил который Дмитрий Дмитриевич Прикащиков, бывший матрос, родом из д. Анино Ливенского уезда. Он и встал на должность председателя вместо добровольно ушедшего Клепова. Богачей обложили налогом, реквизировали собственность. Но по словам Денисова, «…отобранные вещи не записывались, не распределялись организованно… Ни мебели буржуйской, ни белья, ни хозяйственных принадлежностей – ничего не осталось». Попросту сказать: все было растащено.
Жизнь в городе и уезде потекла по коммунистическому руслу как и во всей России: организация реквизиционных отрядов, отбирающих хлеб у тех крестьян, которые его вырастили, создание комитетов бедноты, поддерживающих в деревне не тех, кто много и честно трудился, а чаще лодырей и лежебок, набор в регулярную армию «для защиты завоеваний пролетариата», создание чрезвычайной комиссии по борьбе в саботажем. Причем, действия коммунистов, благодаря жесткому характеру Прикащикова, были поспешны, грубы и необдуманны.
В августе крестьяне восстали против новой власти, но это уже, как говорят, другая история.

На снимках: Дом культуры, где проходил первй съезд Советов, И.Д. Селитренников, крейсер "Аврора".