Почему российские школьники жалеют немецких солдат

Сегодня в СМИ активно обсуждается доклад Николая Десятниченко из Нового Уренгоя, выступившего в немецком Бундестаге.

29.11.2017
Марина Нестерова
1389

Старшеклассник из Нового Уренгоя Николай Десятниченко, который с дрожью в голосе рассказал собравшимся в Бундестаге потомкам нацистов о тяжёлой судьбе нацистского ефрейтора Георга Йохана Рау. «Бедный» Георг так не хотел воевать, что дошёл аж до Сталинграда, где его сначала окружили в «так называемом Сталинградском котле», а затем пленили «проклятые» советские палачи. После чего Георг, который был ефрейтором ещё в 1941 году – и с вероятностью 99% был ранее членом гитлерюгенда, внезапно понял, что он точно не хочет воевать. «После прекращения боя он попал в лагерь военнопленных. Только 6 тысяч из этих пленных вернулись домой. Георга среди них не было. Долгое время его считали пропавшим без вести. Лишь в прошлом году семья получила информацию от Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями, что солдат умер от тяжелых условий плена 17 марта 1943 года в лагере в Бекетовке».
Ваш корреспондент задала два вопроса ливенцам.
1. Как Вы думаете, надо ли нам считать того ефрейтора жертвой?
2. Такое выступление школьника, по-Вашему, – это результат школьной программы или результат воспитания?

Павел Михайлович Аверкиев, поисковик:
– 1. Все немцы, которые пришли на нашу землю с войной – завоеватели. Они хотели уничтожить русских. Даже памятка у немецкого солдата была такая – «не жалеть никого из русских. Ни стариков, ни женщин, ни детей». Они пришли на нашу землю, чтобы убивать. И даже такой личный пример, когда немецкий офицер защитил мою бабушку от финна, который хотел ее убить, когда стоял на квартире в войну, не заставит меня думать по-другому. Это было в Ливнах на улице Черкасской. Финн хотел заколоть мою бабушку, когда та была маленьким ребенком, и ее маму, но немец врезал ему как следует и приказал, чтобы этого больше не повторилось. Немцы даже иногда их угощали шоколадом. Но это не повод их жалеть и оправдывать.
2. Судить парня за доклад ни в коем случае нельзя. Нужно смотреть, что происходит с учебниками истории. Сколько часов посвящено войне. Если не ошибаюсь, Великой Отечественной войне отведено в 9 классе 8 часов, а в 11 классе – 3 часа. Это же ничтожно мало. Надо глубже преподавать историю войны
школьникам!

Лариса Алексеевна Черноусова, учитель истории лицея имени С. Н. Булгакова:
– 1. Надо жалеть. Как человека – да, но как завоевателя – нет. Это значит, приходите, всех мы пожалеем. Не надо забывать одно: «Кто придет на нашу землю с мечом, от него и погибнет». А кто пожалел русского солдата, освободившего от фашизма весь мир? Плохо, что оскверняют могилы наших солдат. Например, в той же Польше, где в войну полегла большая часть
русских.
Обидно было слышать это ветеранам, которые прошли войну, детям войны, которые остались без отцов и матерей.
Но его самого поставили под удар. Не может он в свои 16 лет давать такие оценки.
Надо четко понимать, что наша страна – огромная территория, с огромными богатствами. Хотим-не хотим, надо иметь армию, чтобы защищать границы нашего государства. Либо мы будем сырьевым ресурсом. Разговор о патриотизме – не простые слова. Это политика государства. Европа не любит праздник 9 Мая, поскольку они в свое время вскармливали Гитлера. Они празднуют победу в первой мировой войне. Для них Бессмертный полк –
шок.
2. Современная школьная программа построена так, что если раньше блоками учили историю войны в 4-м классе, потом в 9 и 10 классах, то сегодня изучают историю небольшими кусками в 9-м и 11-м классах. Да, мы можем говорить о войне много и хорошо на внеклассных уроках. Эту тему не пропускает ни один учитель. Учебники хорошие.
Одна из причин такого доклада – выросло поколение родителей, воспитанных в 90-е годы, с совершенно другими понятиями, где акценты смещены.
Общие модные демократические понятия надо правильно фильтровать. У нас общество и менталитет русские. Мы не можем жить по отдельности, мы всегда думаем коллективно. История войны не меняется. Она одна.
А выступление мальчика восприняла отрицательно. Это поработала какая-то группа, которая его выпустила в Бундестаг. Его выступление сделали специальным. Ведь этим занимался не один человек!

Владислав Касьянов, школьник:
– 1. Я считаю, что не нужно. Вся история человечества – история войн, убийств. Фашистская Германия сама напала на СССР, поэтому оправдывать немецких солдат и жалеть их не надо.
2. Скорее – воспитание. Школьники с такими отклонениями во взглядах – случай редкий. Или же его готовил учитель с радикальными взглядами. Или же в нем самом заложены с детства отклонения в понимании, что такое национализм и что такое нацизм. У Коли сложилась иллюзия. Это упрек. Он недостаточно проработал этот
вопрос.

Алексей Юрьевич Крылов, художник
по свету ЦМ «Лидер»:
– 1. Как можно жалеть захватчика, который пришел убивать твоих родных и близких и подверг сомнению существование твоей страны?
2. Сложный вопрос. Тут вина воспитания. До ребенка в семье не донесли глубоко и конкретно отношение к фашистам. Но все равно: если родители не смогли донести такой смысл, то есть красная линия, граница в суждениях на эту тему, за которую переходить нельзя. Школьное образование – это мое мнение – в нашей стране угроблено с введением ЕГЭ. Огромное количество учебников, в котором каждый преподносит свое мнение. Трудно сориентироваться. А история должна быть одна. В ней должны быть отражены не только великие подвиги и достижения нашего народа, но и преступления, провалы. В 90-х годах учебники истории, выпущенные фондом Сороса, перевернули историю нашего государства с ног на голову. Перед нами живой пример перевернутой истории – Украина.
Возвращаясь к докладу школьника из Нового Уренгоя. Возмущают такие формулировки: что значит «так называемый «Сталинградский котел», «невинно убиенный» немецкий солдат? Это война. Немец пришел завоевывать. Невинно убиенных здесь нет. К тому же, мы не знаем, какие злодеяния и преступления он совершил. Но кидаться и обвинять во всем самого Колю нельзя. Родители виноваты в меньшей степени. С одной стороны, детей нельзя зомбировать, с другой – нельзя допускать такие взгляды на войну.

Фото автора