Ливны ворами дивны. Какими «ворами» был дивен город

Если приводить поговорку полностью, то она звучит так: «Орёл да Кромы - первые воры, Елец - всем ворам отец, Ливны всем ворам дивны». Эта поговорка возникла во времена Смуты про города, позднее объединённые в Орловскую губернию.

10.02.2020 16:08:00
614 просм.

Надо сказать, что «ворами» в XXVII веке называли не того, кто крал кошельки и имущество, а государственных преступников, изменников, покушавшихся на государственную власть, бунтовщиков. Воры в современном значении этого слова прозывались «татями». Такое первенство в коллаборационизме орловчанам приписывается потому, что они присягнули на верность Лжедимитрию, да и другим «ворам», которые водились в это тяжёлое для России время.

На закате царствования Бориса Годунова, в самом начале XVII века в России началась первая гражданская война, которую современники называли Смутой, а в дальнейшем историки стали звать Смутным временем.

unnamed.jpg

Димитрий I (Григорий Отерпьев) 

Убийством малолетнего царевича Дмитрия в Угличе воспользовались исконные враги Московии – поляки. В 1603 году в Польше объявляется авантюрист, который выдает себя за чудесно спасшегося Дмитрия. Согласно распространенной версии, это был беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев. Новоявленный Дмитрий получил поддержку польского воеводы Сандомира Юрия Мнишека. Под крыло «царевича» пошли казаки, московские беглецы, польские и литовские авантюристы.

А тут еще – целая череда неурожайных лет. Люди мрут с голоду, едят собак и кошек, сено и кору… Доходило до людоедства: купцам и иноземцам не советовали в одиночку путешествовать по стране. Народ воспринял голод как Божью кару за грехи царя-татарина Бориски Годунова. Ненавидели «выскочку» и бояре.

13 октября 1604 года трехтысячное войско Самозванца вторглось в пределы Московского царства с юго-запада и двинулось вглубь Северской земли. При первой вести о появлении Самозванца Борис Годунов в 1604 году велел в Ливнах собрать полки и призвал сюда воевод Петра Ивановича Шерементьева и Михаила Глебовича Салтыкова. К началу 1606 года из Ливен было отозвано в действующую армию 200 конных казаков. Вместе с воеводами они отправились в Кромы давать отпор Гришке Отрепьеву. Но в ходе осады Кром войсками Самозванца, они сдались Лжедимитрию. Те из ливенцев, кто остался жив после сражения, вернулись в город и стали склонять гарнизон к переходу на сторону «прирожденного царя».

В городе вспыхнуло восстание. Так, польские воеводы Чижевский и Левицкий сообщили своим сторонникам свежую новость, что власть Димитрия признали крепости Елец и Ливны.

Это, в самом деле было большой победой Самозванца, так как польские иезуиты писали сторонникам Лжедмитрия, что Ливны не уступают по размерам Путивлю (тогдашней резиденции самозванца) и значение этого города в военное время исключительно велико.

Мятеж в Ливнах не обошёлся без кровопролития. В разрядных книгах есть известие о том, что во время восстания ливенцы захватили воеводу Д.М. Боротнянского и отправили его к «вору» в Путивль.

После смерти Бориса Годунова на трон взошёл его сын Фёдор, который царствовал всего несколько месяцев. За ним на троне воцаряется Лжедимитрий I – Гришка Отрепьев. В 1606 году он был убит и летом того же года вспыхивает восстание под предводительством Ивана Болотникова. Ливны и тут отличились.

«А как после Розстриги (расстриги – беглого монаха Гришки Отрепьева) сел на государство царь Василий (Василий Шуйский)… и в украйных и северских городах люди смутились и заворовали, воевод почали и ратных людей убивать. А с Ливен Михайло Борисович Шейнин утек душою да телом. И под Кромами у воевод с воровскими людьми был бой и из Путимля (Путивля) пришёл Ивашка Болоников да Юшка Беззубцов».

e44989e8f753e20a11f900336d60d329.jpg

Василий Шуйский

Весть о воцарении Шуйского вызвала в Ливнах очередной мятеж в поддержку «спасшегося» царевича Димитрия (Лжедимитрий II). В то время в Ливнах был мужественный воевода Алексей Плещеев. Он присягнул на верность царю Василию и не пожелал поддержать «воров»-мятежников. За что, как пишет историк Карамзин, был ими убит.

scale_1200 (1).jpg ннн.jpg

Для усмирения взбунтовавшихся ливенцев царь Василий Шуйский прислал в Ливны войско под предводительством Ивана Воротынского (не отсюда ли название деревни Воротынск) и митрополита Кутицкого Пафнутия с боярином Нагим и с образом св. царевича Димитрия и письмом его матери царицы-инокини Марфы. Но ливенцы не поверили послам.

В период Смуты Ливны неоднократно переходили из рук в руки то сторонников Самозванца, то сторонников правительственных войск, то войск Ивана Болотникова.

Последний, разбив правительственные войска, возглавляемые Трубецким, подошёл к Ливнам.

В город прибыл большой отряд во главе с Илейкой Горчаковым, муромскм посадским человеком, выдававшим себя за царевича Петра, сына царя Фёдора. К нему немедленно примкнули беломестненские казаки и крестьяне, которых «сколотил к воровству боярский сын Истомка Пашков». Мятежники двинулись на Москву, но под Тулой были встречены и разбиты войском Василия Шуйского.

Когда в Орле появился Лжедимитрий II, то он жаловал ливенцев, а они усердно служили ему.

Ливны смогли удивить самих бунтовщиков кровавой расправой над своими воеводами, теми, кто был на стороне Москвы.

Из столицы, как отмечает Гавриил Пясецкий, поносили обитателей Оки и Сосны: «Орёл да Кромы-первые воры, Елец-всем ворам отец, а Ливны самим ворам дивны».

Вот так и появилась поговорка и пронеслась из глубины веков до наших дней.

В статье использованы материалы:

Г.Пясецкий «Исторические очерки Ливен и его уезда». Труды Орловской ученой архивной комиссии.

В.Ключевский «Курс Русской истории», М. «Мысль» 1988г.