Как мой шурин бросил пить

Был у меня родственничек. Брат жены. Жил в селе, там же и работал на коровнике скотником. Что его отличало от других деревенских мужиков, так это то, что он спиртного и в рот не брал. А  было время, пил ежедневно. Это у Сергея (так его звали) называлось «пить, как все».

26.04.2018 17:09:00
Николай
12776 просм.

На все упрёки своей жены и других родственников он всегда отвечал: «Ну, я же не валяюсь, как другие, на работу хожу. Я не пьяница». А каждый день стакан, другой, а если повезёт, то и больше, вытягивал. Так продолжалось много лет. Серёга ходил на коровник, по дороге заскакивал к местной шинкарке. Эта вдовушка гнала самогон, под зарплату наливала мужикам. Или за тот же самогон они в её вдовьем хозяйстве работали: дрова кололи, крышу чинили. А то и с фермы волокли за стакан мешок посыпки или зерна.

У скотника Серёги доступ к посыпке был постоянный. Поэтому трезвым он домой никогда не приходил. И вдруг пить перестал. Совсем. Мы, родственники, сначала подумали, что он закодировался. Жена отрицает: «Он в городе уже год не был. А в селе где он закодируется? Да я бы знала». Таблетки какие принимал? Нет, не принимал. В конце концов, достали Серёгу вопросами, и он нам рассказал, как дело было.

Вечером на ферме раздал корм скотине. Принял перед уходом, как всегда, «на дорожку, для сугрева». Дело-то было зимой. Идёт, в деревне темнота, позёмка небольшая кружит. Только издалека фонарь на столбе светит. Это возле шурина хаты фонарь. На него и пошёл, на свет.

Идёт, идёт, а дома всё нет. Серега рассказывает:

--Оглянулся, всё как всегда. Вот колонка, вот столб и на нём фонарь. А хаты нету.

Шурин назад пошёл. Дорожка по снегу хорошо протоптана. Вот овражек, перешёл через него, вот ферма, на месте. Повернулся, пошёл опять домой. 20 лет этой дорогой ходил, заблудиться невозможно. Да и где там блудить? Идёт, идёт, дома не видно. Чувствует, замерзать начал. Как назло, на ферме варежки забыл и куртка старая, продувает всю.

Вдруг, слышит, копыта стучат. Конь сзади скачет. Оглянулся Сергей, всадник его догоняет. Конь чёрный, борода у всадника чёрная. Наклонился к нему мужик с седла и говорит: «Что, замерзаешь, как собака? Допился, дожрался. Сдохнешь вот под чужим забором».

Серёга на колени упал: «Прости, больше никогда в рот не возьму. Покажи только, где мой дом». Всадник руку протянул: «Да вот он. И смотри, больше не пей».

Шурин оглянулся, а он и впрямь, у своего дома стоит. С пьянкой после этого завязал. Не пил он до самой своей смерти. А прожил семьдесят с лишним лет.

Николай.